Yumegen    
Глава 8 - Таверна

Глава 8 - Таверна

— Опа, а вот и детишки! — вскрикнул Дик, приближаясь к старому дубу. — Радуйтесь, мальцы, что наставнику вашему повезло приземлиться рядом со мной, а то бы уже этих самых оплетуев кормил.

— С кем сражались?

— Богинки, — объяснял Мидо. — Только с ожившим утробом. Никогда ранее таких не видел. Пришлось повозиться.

Кантаке подошёл к Хикаро, положив руку ему на плечо, и в полголоса неожиданно для того спросил:

— Всё хорошо?

— Д-да, — парень вопросительно приподнял брови, посмотрев на руку, которую наставник держал, как казалось, дольше положенного.

— Ох, вот вы где! — из ниоткуда появился Сегир Юхлинс, отряхивая рубашку. — Хух, ну и набродился же я по зарослям. Ещё и пару криол пришлось зарубить.

— И никакие кайто не нужны, правда? — усмехнулся Дик Эмбирский.

Сегир неоднозначно улыбнулся.

— Ладно, молчу-у, сука! Гляньте! — он указал за спину Сегиру, заставив всех обернуться.

Старый дуб приподнял корни и повернулся к остальным, демонстрируя своё жуткое лицо, будто вырубленное топором, которое по размеру было в полный рост Судоши. Примерно на уровне пояса кайто располагался широчайший рот с длинными острыми зубами в три ряда, между которых легко можно было разглядеть недоеденную кость неизвестного существа.

Дик, Судоши, Хикаро, Мидо и Эмили в скором порядке на пару шагов дистанцировались от потенциального врага и ухватились за оружие, ожидая атаки.

«Стоило догадаться, что это ещё не конец, — размышлял Такигами, стоя за спинами остальных. — Думаю, такой компанией мы с лёгкостью его одолеем. Блин, но выглядит это дерево, конечно, устрашающе. В реальности я таких уже встречал в видеоиграх, но не ожидал увидеть в живую. Что же оно сделает? Начнет размахивать ветвями или в прыжке примется заглатывать нас одного за другим? В таком случае нужно будет сразу всадить проклятый клинок ему в рыло».

— Грм! Кхрм! — с жутким хрипом откашлялся дуб, после чего посмотрел на остальных и удивлённо раскрыл глаза. — Господа? Вы на пиршество? — не получив ответа, он выплюнул кость, мешающую ему говорить, после чего заметно так вздрогнул. — Ой, мадам, прошу простить мне мои манеры.

Дуб замолчал. Остальные так же стояли неподвижно, не предпринимая никаких действий. Никто не ожидал, что дерево поведет себя именно таким образом.

— Товарищи, вы начинаете действовать мне на нервы. Уберите, пожалуйста, оружие, и проходите в таверну, — он отошёл от тропы и любезно указал ветвями, куда стоит идти. — Господин Райцуги ждёт вас.

Судоши первым пошёл вперед. Сегир так же сдвинулся с места и подтолкнул остальных пребывающих в небольшом шоке, после чего поднял выплюнутую прежде кость и вернул её владельцу.

— Вот, прошу. Мы уже уходим.

— Не смею задерживать.

Полуночная атмосфера тут же сменилась на что-то значительно более живописное. Вокруг вьющейся тропы росла густая шелковистая трава, легко колыхающаяся под силой тёплого ветра. Время близилось к закату, потому облака, как всегда, разошлись в стороны, разрешая солнцу ярко осветить окрестности. И, несмотря на это, вдалеке за самой таверной виднелись грозовые тучи над каменными скалами, откуда постоянно и доходил насаждающий всем гром.

Двор возле двухэтажной таверны из светлого дерева выглядел весьма ухоженным. В клумбах росли цветы разных видов, на входе красовалась обряженная арка, а вокруг поставлен плетёный забор, на котором висело несколько глиняных кувшинов. На заднем дворе виднелись небольшие пристройки неизвестного применения. Однако самое шокирующее было за самой таверной, но из-за высокой травы этого ещё нельзя было разглядеть.

— Не дохера ли чести? — возмутился Дик Эмбирский. — В лесу чуть не убили нас, а теперь «Проходите, не смею задерживать», видите ли. С чего бы?

— Поглядите, домик то-весьма солидный, — проигнорировал Дика Сегир Юхлинс. — Даже не скажешь, что здесь живет эдакий демон, который ещё и пакости творит всякие. Больше похоже на владения какого-то солидного человечка уровня, к примеру, Футора.

— Ну и чё? Ты вообще меня слышишь? Вы все меня слышите? — развел он руками. — Может, хоть план нападения какой-нибудь составим, а?! Подкрадёмся как-то, в окна ворвёмся, в конце концов?

— В этом нет никакого смысла, — вздохнул Судоши. — Ты же слышал, некий господин Райцуги уже ждёт нас.

— И мы так просто пойдём к нему? Думаешь, он нас хлебом-солью встретит?

— Надеюсь.

— Ха, крутой план. Надёжный, сука, как Данасавские серпы.

— Прячьтесь! — быстро скомандовал Кантаке в полголоса.

Кайто и хортовикам повезло, что они проходили как раз возле указательного камня на перекрёстке, за которым без проблем можно было скрыться. Причиной этого действия послужило прибытие к таверне весьма колоритных личностей. Первым шёл высокий, до смерти бледный, худощавый мужчина с жутким красным шрамом на пол-лица. У него был лишь один глаз, красный и навыкате, что создавало жуткое сочетание. Носил длиннющую пурпурную мантию, закрывая голову капюшоном. В одной руке он держал череп, а другой вёл за руку маленького сгорбившегося старика в дырявой ночной пижаме. Темя у него было до блеска лысое, но вокруг него ровно аж до самых пят висели белые, как молоко, волосы, да вот такими были они не только на голове, белеющие брови копной спускались вниз, из-за чего лица его было практически не разглядеть. За ними не спеша ковыляла мелкая тонюсенькая девчонка с большой головой, длинными руками и короткими ногами. У неё были выпученные глазища, мохнатые лапы, небольшие рожки, хвост, а тело покрыто неухоженной жёсткой шерстью. А над ними, в самом небе, бабулька летела в деревянной ступе, да помелом махала.

— Ты гляди, прям в дымарь заскочила, — восторгался Дик.

Сегир поднялся с места.

— Хватит на жопе сидеть. Надо Рамайла спасать.

— Согласен.

— Давайте, что ли, в очередь становиться. Раз уж нас ждут, то и трогать не станут.

Сегир трижды громко постучал в дверь.

— Входите! — ответил бархатный голос.

Дверь распахнулась.

— Вы только не пугайтесь, — обратился он к остальным гостям. — Но к нам тут заглянули охотники на демонов.

Приятно сложенный мужчина лет тридцати пяти ростом выше среднего, одетый в светло-коричневый кунтуш, перевязанный кожаными ремешками, с тёмным плащом на спине, помогал присесть худощавой седовласой женщине с крючковатым носом. Тот же голос молвил:

— Присаживайтесь, госпожа Яга.

Он вернулся на своё место в конце стола. Аккуратно поправив посуду, вновь обратил внимание на прибывших:

— Здравствуйте, гости дорогие! Прошу к столу!

Несмотря на то, что напротив мог поместиться лишь один человек, возле входной двери стол был достаточно широким, чтобы всем удобно расположиться. По краям вдоль него сидело человек по десять с обеих сторон, если их можно было так назвать. Если кто не был прикрыт капюшоном, то обязательно имел либо свиное рыло, либо рога, а то и вовсе руки со ртом вместо головы. Но зато каждый нашёл себе собеседника за рюмкой холодной водки.

Рука Сегира захлопнула дверь, избавившись от последнего луча солнца. Гости молча сели за стол. Среди еды можно было найти как достаточно знакомые обычному человеку блюда по типу различных каш да похлёбок, так и практически неопределимые по точному составу скользкие мешанины из клочков чего-то вроде гнилой плоти, шерсти да ногтей. Некоторые из них были ещё вполне себе живыми.

У мужчины были длинные тёмно-каштановые волосы, верхнюю часть которых он связывал в хвостик. Смуглая кожа, небольшая щетина. Густые брови. На виске ярко-красный шрам в виде нескольких переплетающихся между собой молний. Но самыми впечатляющими были его ярко-зелёные глаза, внутри которых, как казалось, горело своё безумное пламя. Левый служил центром для татуировки в виде креста.

Он быстро прошмыгнул взглядом по каждому гостю.

— Не уж то Сказочник не обрадует нас своим присутствием?

— Похоже на то, — ответила юная светловолосая девушка, сидящая возле него.

Его пальцы нервно стучали по столу один за другим.

— Крайне прискорбно, — после ощущения охриплости в голосе, он прокашлялся и указал рукой в другой конец стола. — Принеси, пожалуйста, вон тому господину, со шрамом на щеке, немного соли и булку хлеба побольше.

— Хорошо.

После получения угощения, Судоши невольно столкнулся взглядом с Диком и, не сдержав эмоций, слегка улыбнулся.

— Выёбывается, — кивнул тот, насупив брови.

— А ты бы так не поступил, будь ты столь силён, как и я?

«Как он?!»

Хозяин невольно протянул коварную улыбку левым уголком губ. Его изломленные насмешки принесли ожидаемый эффект.

— В конце концов, всем порой хочется слегка позабавиться.

— Хватит мозги пудрить! Говори, где Рамайло! — Дик резко вскочил и со всей яростью ударил кулаком по столу, от чего один свинорылый господин пролил напиток из кухля себе на ноги.

— Хрю-ука! Это ж моё… С-сышь, тащи сюда своё хрю-убало, да вылизывай теперь!

Эмбирский вошёл в небольшой ступор, кривя морду максимального недоумения.

— Иди нахер, — он отмахнулся от него рукой, чтобы вернуться к основной теме разговора, но свин через пол стола протянул своё копыто и припечатал кисть Эмбирского. — А-ай! Свинюка жирная-а!

Недовольное чудище намеревалось протащить Дика по всему столу, и это у него вполне могло получиться, ведь даже сил Сегира и Судоши не хватало, чтобы того удержать. Но хозяину таверны это надоело. Он разочарованно опустил голову и еле заметно взмахнул двумя пальцами, после чего все гости попадали со смеху.

Свин лежал на полу, судорожно пытаясь вытащить две деревянные ложки из ноздрей.

— Копыта длинные, а до морды достать не может, ха!

— Довольно…

Холодный тон хозяина живо убавил шум в таверне. Взгляды каждого чудища словно по приказу опустились вниз.

— Старайтесь сохранять хладнокровие, друзья мои. Время драки ещё не наступило.

— Что эти тут делают? — хныкал обиженный свин. — Среди них кайто. На руках солнце. Солнце плохое. Пусть ухрюкивают отсюда.

— Благодарю, что пытаешься взять на себя главенствующую роль в столь прекрасный вечер, но прошу учитывать, что данные господа и, конечно же, очаровательная мадам, пришли сюда за своим другом.

В таверне эхом прошёлся характерный восклик умиления.

— Да. Именно дружеские чувства привели их сюда… не так ли? Впрочем, вы совсем заморочили мне голову. Я забыл представиться. Меня зовут Райцуги Диатайн Шикицо. И, отвечу на ваш вопрос…

— Дорогуша, а пошли-ка на второй этаж. Больно уж хочется мне с тобой позабавиться, — сидевший по правую руку от Райцуги молодой сатир подбивал копыта к Яге, позволяя себе просовывать их куда не следует. Он настолько дерзко её уламывал и громко шептал всякие пошлости, что это просто нельзя было не заметить.

— Никаких! Непристойностей! В моём! Заведении! — Райцуги в доли секунды подлетел тому за спину, ухватил его за рога и несколько раз с размахом прибил его мордой об деревянную миску с кровью и ятрышником. При каждом ударе рыло хрустело всё сильнее, а крови на его шерсти текло всё больше, что уж было не понять, она из блюда или его собственная.

Успокоившись, хозяин медленным шагом вернулся на своё место.

«Неплохое хладнокровие».

— Уж прости меня, Судоши-секунда…

«Как он?!»

— Порой мною овладевает ярость. В основном, я стараюсь выплескивать её в пылу жаркой битвы или же во время церемонии похорон. К сожалению, эмоции являются слишком сложной и достаточно важной, прошу заметить, составляющей живой сущности. Будь ты умён или глупец, чувствовать будешь всегда…

— Хватит нести эту херотень! — разнервничался Дик Эмбирский. — Сейчас же говори, где Рамайло, или я тебе все кишки наружу выпотрошу!

— А чего бы и не сказать? На кладбище он.

— Ах ты ж!

— Не советую, — этой фразой и необычайно странным спокойным тоном он сумел остановить разбушевавшегося хортовика. — Постарайтесь меня понять… вместо обещанной жертвы я получаю храбреца, возомнившего себя способным меня побить. Меня. В моём же мире. По моим же правилам. Он вызвал меня на игру и проиграл, за что был заживо похоронен на моём кладбище… Стоять!

Дик уже намеревался выбежать из таверны дабы приступить к поискам своего друга, но перед ним образовалось тёмное облако дыма, а из того резко вырвались ярко-зелёные глазища, вокруг которых сформировался остальной Райцуги.

— Ты же не думаешь, что я так просто пущу тебя туда? — усмехнулся он ему в лицо. — Я предлагаю вам всем игру: в этом мешочке находится порошок, с помощью которого вы сможете удалить землю из могилы до самого гроба. Не жалейте, сыпьте, сколько хотите, он никогда не закончится. Ваша задача — найти своего друга среди могил, пока солнце не сядет. Найдете — можете тут же возвращаться обратно. Я даже целых полгода не стану тревожить Данасаву. Когда последний луч солнца уйдет за горизонт, а вы всё так же останетесь на кладбище, мои гости тут же налетят на свежее мясо. Конечно, вы можете сохранить свою жизнь, если уйдете раньше, так и не успев найти желанное. Но вы ведь так не поступите, верно? Однако учтите, на моём кладбище вы можете найти что угодно… А если уж найдете среди мертвецов и меня, уж пеняйте на себя.

Судоши и остальные намеревались немного обдумать данное предложение, но Эмбирский успел их опередить, протянув вперед дрожащую руку.

— Договорились…

— Прекрасно! Да начнётся игра!

Все твари один за другим резво запрыгнули, как оказалось, на достаточно крепкую крышу таверны. Каждый прихватил с собой по горе вкусностей и напитка, дабы насладиться шоу при кровавом закате.

Судоши, Дик и остальные молча зашли на территорию кладбища. Не было ни одной повторяющейся могилы. Каждая чем-то да отличалась: материал памятника другой, его форма, наличие калитки и прочее. Где-то трава была высокой и зелёной, где-то небольшой и сухой, а местами встречались делянки чистой земли.

— От же сука, в игры ему поиграть захотелось, ну ща я ему устрою игры! А ну давай сюда порошок! Ща всё тут засыпем!

— Погоди, нам он не понадобится, — ответил Кантаке. — За несколько секунд Мидо сможет определить, в какой из могил ещё чувствуется живая йору.

— Но Рамайло ведь не кайто, — приостановил того Сегир. — Откуда у него йору?

— Она есть в крови каждого живого существа, — объяснял Мидо. — Только пользоваться могут не все. Подождите немного, сейчас я его найду.

Бетсай сел на колени. Его дыхание участилось и стало тяжёлым. Десяти секунд оказалось мало. Постепенно он терял концентрацию, его ладони сжались в кулак, а голова невольно дрожала.

— Ну что там? — не выдерживал Эмбирский. — Вон грозовые тучи наваливают. Надо бы поскорее управиться.

Мидо дёргался всё сильнее. Лицевые мышцы напряглись, а из глаз потекли слёзы.

— Что такое?

— Он-ни… он-ни… повсюду. Все живые. Йору есть повсюду!

— Хватит! — Судоши зарядил ему жёсткую пощёчину, чтобы тот пришел в себя, после чего поднял его за руку.

— В каждой могиле ещё есть жизнь, — с облегчением выдохнул он. — Я не понимаю…

— Некромантия, — твёрдо решил Кантаке.

— Так этот демон ещё и некромант? — внезапно заговорил Хикаро.

Наставник подозрительно прокашлялся.

— Я не хотел разрушать фантазии жителей, но, по правде, демонов не существует.

— Как так? — удивился Эмбирский. — Кто ж он тогда?

— А чёрт его знает. Кстати, вот они как раз и существуют, но он к ним не относится. Демоны… не знаю. Я таких не встречал, и в бестиарии Акацумо их тоже нет. Больше всего он смахивает на ведьмака, но его способности, признаюсь честно, вызывают у меня чувство страха перед неизведанным. Что ж, придётся выбирать могилы другим способом.

— Да просто бери и сыпь на каждую! В чём проблема то?

— Ты видишь, сколько их здесь? До самых скал на горизонте. Пока все проверишь, солнце сядет. У нас от силы двадцать минут.

— Да уж. Ну и что предлагаешь делать?

— Его похоронили всего несколько часов назад. Ищите рыхлую землю без травы и, наверное, человеческие, и не только, следы.

Все тут же принялись за дело. Стараясь особо не отдаляться друг от друга, они в спешке проверяли каждую могилу.

— Рамайло! Отзовись! Это мы, Дик и Сегир! Рамайло!

— Тише ты, — отрубил Юхлинс. — Из земли его не услышать, а он только воздух весь потратит.

— И то правда, — огорченно отхаркнулся Эмбирский. — Вот сука, ну ладно.

Несколько минут оказались всё такими же безрезультатными, пока Сегир всё-таки не нашёл подходящее место.

— Все сюда! Поглядите, вроде рыхлая, и следы вот какие-то.

— Скучно! Давайте уже! — заорала толпа из крыши таверны. — Сыпьте порошок, дурачье! Сыпьте-сыпьте! Аха-ха!

— Не нравится мне это, — Кантаке неуверенно бросил жменю порошка. — Отойдите.

— Вот так магия!

Могильная земля, подобно туману, рассеивалась в воздухе всё сильнее и сильнее, пока не добралась до деревянного гроба, к которому можно было спокойно подойти.

— Рамайло, ты?! — Эмбирский был словно не в себе и живо побежал открывать крышку гроба. «Там ведь ты, правда? Живой?»

«Что же ты творишь? Отойди!» — Судоши резко телепортировался и выхватил Дика из рук ожившего мертвеца.

— Наконец-то! Да начнется веселье! — кричала радостная толпа на крыше.

Труп был весь серый, лишь кое-где прикрыт гнилыми тряпками. По нему стекала густая чёрная жидкость. Местами виднелись кости за отгнившей плотью. Он за секунду нашёл для себя новую жертву и тут же повалил на землю Бетсая, который еле успел достать один клинок, ставший для него единственной преградой от того куска мяса, свисающего с шеи трупа, что желал сожрать его лицо.

— Вали гада!

Сегир встромил шаблю тому в спину и провернул в сторону, а Мидо поджал ноги к груди и со всей силы откинул мертвеца на пару метров от себя.

— Отойдите! — Эмили хотела использовать умение стихии воды на дистанции, но Сегир заграждал путь, поскольку навалился рубить того на части. — Физические атаки на него не действуют!

В тот момент, когда рука мертвеца отбила шаблю и ухватилась за горло Юхлинса, прямо в спину первому вонзился меч Судоши, полностью пропитанный стихией молнии.

— А-а-а!

Осознав свою ошибку, Кантаке прекратил использовать молнию, поскольку та била и Сегира.

— Эмили, направо!

— Хорошо!

Девушка в спешке порезала руку кинжалом и направила его вправо, где уже находился мертвец. Переместившись, первое, что он увидел, была сама Эмили, потому он сразу бросился на неё. Но струя воды отшибла его голову и откинула на несколько десятков метров, после чего гнилое тело упало наземь.

— Вот сука! — облегченно выдохнул Эмбирский. — В остальных гробах тоже такие? Девка, а ты сможешь со всеми справиться?

— Я могла бы постараться…

— На магию стихий уходит слишком много йору, — вмешался Кантаке. — Если истратим её на эту мелочь, остальные с лёгкостью нас одолеют. Наверняка, в этом и состоит его план.

— А я с Сегиром для чего тут? Ты ж на моём примере видел, на что способны хортовики. Мы порежем тех гадов, а вы с трупаками разбирайтесь пока.

— Ты уж прости, но в лесу я специально экономил силы, чтобы сразиться с этим демоном. Вам с ним не справиться.

Дик уже хотел доказать обратное, но в разговор влез Сегир:

— Так, всё-таки, ты хочешь его прикончить?

— Ну а как? В деревне об этом и говорили, разве нет?

— Да брось! — махнул он рукой. — Ты вот сам сказал, что знать не знаешь, с чем имеешь дело. Как собираешься с ним сражаться? Лучше найдем Рамайла поскорей, руки в ноги да валить к чертям собачьим!

— Дружище, что с тобой? — скривил морду Дик. — Я опять не узнаю тебя. Да, признаюсь честно, я тоже обосрался, но не можем же мы бросить жителей Данасавы. Потом снова придётся кем-то жертвовать…

«Плевать я на них хотел!» — невольно прозвучало в голове Юхлинса, когда он подошёл к Эмбирскому вплотную, сжав скулы. — Ты прав… проехали.

— У меня есть козырь, — продолжил Кантаке, указывая рукой на Хикаро. — Помните, как мы разобрались с полуночницей? Его меч справится с чем угодно.

— Но её ведь лишь изгнали, а не убили. Ведь так?

— Верно, но это лишь потому, что она призрак. Райцуги, судя по всему, ещё достаточно жив. Ко всему прочему, этот клинок не тратит йору, потому им можно спокойно рубить любую нежить.

— Ну так хули ты тянул? Пацан, справишься?

— Угу…

— Тогда погнали искать следующую могилу.

— Постарайся не стоять столбом, — обратился Судоши к Хикаро. — Как только из гроба выскочит мертвец, не медли, сразу пронизывай его, понял?

— Хорошо, — ответил он в полголоса. «И правда, почему в этот раз я не смог ничего сделать? Просто наблюдал, даже не подумав, что именно здесь я действительно могу быть полезен? Да что со мной не так?!»

— Наставник, прошу меня простить, — обратился Мидо, останавливая остальных. — Но подобная нежить не представляет особой угрозы. Если будем ходить кучей и медлить перед каждым вариантом, то нам точно не успеть. Предлагаю поделить порошок на всех и разделиться. При ошибке, можно отрубить твари голову и не обращать на неё внимания, пока снова не срастётся. Действовать нужно быстро.

— Не думал, что скажу это, — усмехнулся Эмбирский. — Но рыжик прав. Хвалю!

Судоши вопросительно посмотрел на Эмили.

— Я тоже так думаю, — кивнула она.

— Тогда держите, — он рассыпал по горсти порошка каждому по карманам. — За дело. Если что, зовите.

Солнце уже на половину зашло за горизонт. Окружение приобрело кровавый оттенок. Всё больше птиц летало над головами. Они напевали звонкую и слегка жуткую мелодию, которую время от времени перебивал гром из-за скал.

«Эта не подходит. И эта вроде тоже, — Такигами проверял землю возле памятников, всматриваясь в каждую деталь, но ничего подходящего найти не мог. — А наставник уверен, что она должна быть обязательно рыхлой? Раз уж этот Райцуги способен на многое, наверняка он предвидел наши действия. Тогда подойти может абсолютно любая могила».

В пути он набрёл на большущий тополь, растущий на небольшой возвышенности, которая слегка контрастировала с остальным окружением.

«Как оно здесь оказалось? Я бы точно его заметил издалека, но нет… Здесь тоже есть небольшая могилка. Почему у неё сразу три каменных памятника? Только слишком маленькие. Это выглядит как ловушка. Как нечто, на что обязательно обратят внимание. Хм-м. Ну, и пусть. Проверим, что здесь».

Он набрал в жменю немного порошка и кинул перед собой, после чего отошёл на пару шагов назад, позволив земле спокойно раствориться. В яме был всего один гроб, но меньше обычного и шире. Парень крепко сжал меч в правой руке и всё-таки открыл крышку. В тот же миг он был готов сделать широкий размах, но резких движений не ожидалось.

Глаза Хикаро ушли на лоб.

«Что они здесь делают?»

В гробу лежало трое младенцев: два мальчика и девочка. Все подавали признаки жизни.

«Это и вправду дети? Похороненные заживо дети?! И что мне с ними делать? Времени слишком мало, а поиски надо продолжать».

Парень всматривался в уже открытые глаза ещё несформированных лиц. Все они были лишены зрачков.

— Простите. Мне нужно идти. Я вернусь за вами. Обязательно!

Он уже успел привстать и сделать шаг в сторону, но следующие слова остановили его:

— Спа-си-и на-ас, спа-си-и на-ас, спа-си-и на-ас…

Эта фраза звучала из уст каждого младенца и повторялась, постоянно наращивая темп и крикливость. Когда Хикаро повернулся, перед ним лежали уже примерно полуторагодовалые дети. У мальчика слева были жёлтые волосы с одной стороны, и тёмные — с другой. У мальчика справа волосы были полностью чёрными, а у девочки — седые. Их губы обиженно надулись, а брови сдвинулись.

— Ты спасёшь нас? — внезапно спросила девочка.

— Да, — в полголоса ответил Хикаро, после чего откашлялся, уводя глаза в сторону. — Вы только подождите немного.

— Не дай убить её! — в истерике выкрикнул мальчик слева. — Не дай убить её! Не дай убить её! Не дай убить её! Не дай убить её! Не дай убить её…

— Хорошо-хорошо! «О ком он?»

— Ты лжёшь, — холодно молвил мальчик справа. — У тебя нет глаз. Ты не видишь… Ты не знаешь…

— Чего не знаю?!

— Себя… ты ещё не знаешь.

— Тогда что мне делать? Чего вы от меня хотите?!

— Умри, пока не совершил ужасное, — рассмеялась девочка. — Так ты избавишь нас от страданий! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри! Умри!

Дети поднялись на ноги и словно одичавшие ринулись на Хикаро, оскалив зубы.

— Не подходите! Стойте! — он бежал назад, не сводя с них глаз, пока не упёрся в один из памятников. Те рассмеялись и прыгнули на него. Такигами ничего не оставалось кроме как закрыть глаза, пригнув голову, и рефлекторно махнуть мечом перед собой. Когда веки раскрылись, перед ним уже никого не было.

Он повернулся. Сделал шаг, а после — второй. Потом ещё несколько. И ещё. Шёл, особо не вглядываясь по сторонам. Без какого-либо внимания. Спокойно брёл по насыпям напрямую.

«Что это за дети? Чьи они? Почему оказались здесь и что пытались мне сказать?»

Эти вопросы не покидали его голову. В один момент земля под ногами завибрировала. Что-то пыталось прорваться сквозь почву.

«Это крот? Или змея? Погодите-ка… Это же рука! Вот чёрт! Неужто Рамайло?!»

Он схватился за неё и потянул изо всех сил.

«Нет. Слишком мелкая и… женская рука. Кто это?»

— Помоги, — простонала девушка, освободив голову.

— Эмили?! Как ты здесь, а-а-а! Сейчас я тебя вытащу!

— Сильнее! Тяни сильнее! Быстрее!

— Сейчас, погоди, я пытаюсь!

Вытащить девушку не представлялось возможным. Земля будто насильно отбирала её.

«Голова погружается в землю. Да как так-то?!»

— Я сейчас задохнусь! Не будь размазнёй! Спаси меня!

«Блин, как же я сразу не додумался?!»

Такигами отпустил одну руку и высыпал порошок. В тот же миг земля ушла из-под ног, и он упал в яму вместе с Эмили.

— Спасибо тебе.

— Да не за что, — парень почесал затылок. — Ты бы поступила точно так же.

— Верно, — она резко приблизилась к Хикаро и обняла его.

«Эмили… Наконец-то... И не отпускает. Точно так же, как тогда… на качелях. Чего? Она целует меня в шею?» — А-ай!

Пасть девушки раздвинулась и вцепилась в шею Такигами, разрывая мясо и всасывая кровь.

— Отпусти! А-а-ай! «Какого хера?! Это не Эмили! Точно не Эмили! Не отпускает! Невероятно больно! Нужно…Нужно».

Парень нащупал рукоять меча из ножен и достал его. Крепко ухватившись, он уверенно вонзил его ей в спину.

— А-а-а-а-а!

При ярком свете девушка развалилась на несколько десятков мелких змей.

— Сука! «Скорее наверх!»

Такигами в пару прыжков поднялся на обычный уровень земли, избавившись от опасности.

Мидо Бетсай бегал по всему кладбищу, разрывая могилы одну за другой. Во всех случаях из гроба вылезали мертвецы подобно первому. За ним гнались уже примерно два десятка таких чудиков, которых он уже попросту не успевал рубить. Во время всего этого нескончаемого действия с ним внезапно начал говорить голос:

— Ты ведь кайто, так?

— Агась.

— И как тебе удалось им стать?

— Ты ведь всё знаешь. Зачем спрашиваешь?

— Одно лишь знание не передаст мне тех эмоций и той страсти, которые тебе удалось прочувствовать. Не хочешь рассказывать? Хорошо, тогда я прикажу своим избавившимся от покоя слугам сражаться усерднее. Используй магию стихий, устрой шоу для моих гостей.

— Решил поглумиться? Иди с кем-то другим поговори. Я тут делом занят.

— Прости, но ты ближе всех к цели, а я не могу тебе позволить победить. Нужно слегка позаговаривать зубы.

— Ты считаешь, это честно?

— Почему нет? Контракт мы не заключали. Всё на словах. Моих словах, где я не запрещал себе делать так, как мне вздумается.

— Тогда… Смею предположить, что Рамайло может перемещаться между могилами. Хоть мы и найдем правильную, ты всё равно отправишь его в другой гроб.

— Прости, но за кого ты меня принимаешь? Я целиком и полностью за честную игру, просто порой мне до чёртиков печёт немного позабавиться. Не боишься, что при новой власти тебя снова понизят до сеина? Отправят на фронт в общей массе из пьяниц и должников в качестве мяса, м? Ты знаешь, что нужно сделать, чтобы избежать этого. Нужно всего лишь открыть свой потенциал и признаться перед всеми, кто ты такой.

— И тогда меня повесят. Спасибо за совет. Обязательно воспользуюсь!

— Что? Ты думаешь, они не примут тебя? Даже подруга и наставник не заступятся? Кажется, ты выбрал не ту сторону.

— Я не из них!

— Из них, из них. Прочитай ваши законы, ты подходишь по большинству параметров. Но я не прошу тебя переходить. Я бы советовал тебе уйти. Сохранить нейтралитет.

— Каким образом?

— Познай смерть. Что-то мне очень громко нашёптывает, что на том свете у тебя потенциал намного больше. Сам дьявол преклонит перед тобой колено.

— Хватит с меня твоих бредней. Даже думать об этом не хочу.

Нежить перестала следовать за Бетсаем. Он добежал до самого края кладбища, где из ниоткуда появилась река. На берегу была ещё одна могилка, к которой постоянно прибивали волны из-за сильного ветра.

Бетсай сделал несколько шагов возле деревянного креста и отошёл. После первой же волны он заметил, что следы были смыты на мокрой земле.

«Интересно. Может, всё-таки, здесь?»

Парень рассыпал порошок. Земля растворилась в небольшом радиусе, а на её место бурно втекала вода.

«Стоять!»

Гроб сошёл с места и понемногу уходил в реку. Бетсай резво скинул плащ и ринулся в воду. Обхватив гроб, он вместе с ним шёл всё дальше и глубже. Сил не хватало, ровно как и воздуха.

«Пробудить шизен? Но последствия могут быть страшными… Ещё немного и я…»

Кто-то ухватил его за ногу и потащил на берег. Мидо не отпускал гроб из рук.

— Что ж ты творишь, рыжий? А если бы меня рядом не было? Потонул бы?

— Да, Дик.

— Ладно. Давай посмотрим, что в этой коробке.

— Эй, там кто-нибудь есть?! — послышался приглушённый голос из домовины. — Я задыхаюсь! Помогите!

Эмбирский резво открыл крышку.

— Рамайло, ты, что ли?

Ответил бархатный голос:

— Не угадал…

Такигами более не проверял могилы. Ощутив весь ужас, который может произойти в этом месте, ему захотелось просто вернуться к остальным. Можно сказать, что он планировал проверить, как идут у них поиски, но нет, ему действительно стало страшно. Достаточно быстро ему удалось найти Судоши и Сегира.

— О, Хикаро, ты Эмили не видел?

— Нет…

— Она вроде пошла как раз в твою сторону, — добавил Юхлинс.

«Не может быть такого. Нет. Та девушка не была Эмили…»

Кантаке заметил рану на его шее.

— Тебя нежить так укусила? На, вот, съешь, — он передал ему красную пилюлю.

— Не совсем… А вам только нежить попадалась?

— Да, всё такие же, как и тот первый.

— Странно…

— А ты видел что-то ещё?

«Не сочтёт ли он меня сумасшедшим? Хотя, что я несу? Я же в чёртовом другом мире. Тот демон сам сказал, что здесь может быть что угодно».

— Сначала я нашёл троих младенцев. Они начали визжать, чтобы я, то ли их спас, то ли кого-то другого, а потом накинулись на меня. Но проклятый клинок мне помог. После этого я нашёл Эмили…

— Ты же сказал, что не видел её.

— Дослушайте: Она была под землёй. Я попытался её вытащить, но сам провалился в яму к ней, где она меня и укусила. Если бы я не пронзил её, она бы меня сожрала.

В отличии от Судоши, Юхлинс успел сделать поспешные выводы:

— Погоди. Ты убил Эмили?!

— Нет, то была не она. Я уверен. Она превратилась в кучу змей.

— Это проделки Райцуги, — утвердил Кантаке. — Он решил поиграть на чувствах некоторых из нас.

— Но тогда куда делась девка?

Внезапно, с правой стороны кладбища донёсся жуткий крик:

— Згинь, сучара! А-а-а!

— У Дика проблемы. Держитесь.

Кантаке взялся одной рукой за Хикаро, другой ухватил Сегира, и за несколько ходок телепортировался к источнику звука.

Эмбирский лежал на земле с обронённой шаблей. Бетсай стоял в боевой стойке наготове, удерживая клинки в руках. Диатайн Шикицо спокойно сидел на деревянном гробу во всё той же одежде, но засученные рукава и наличие ножен прямо намекали на его намерения.

— Вот и вы…

Он не поднимал глаз. Нерушимо удерживал руки возле лица, не обращая внимания на брызги волн, периодически прилетающие на его развивающиеся от сильного ветра волосы.

— Ваш друг утверждает, что ему надоели мои игры. Нехорошо так поступать… Пришли ко мне домой. Наелись, напились. Согласились на игру, где вас могла ожидать щедрая награда. А теперь говорите, что вам мои игры не нравятся. Разве это правильно?

Кантаке холодно смотрел на своих, как будто указывал не спешить, но быть готовым в любой момент… После слов Диатайна он невольно осмотрел окрестности, после чего повернулся в сторону горизонта.

— Верно. Уже сумерки. Мои гости нападут на вас буквально через три минуты. Но свою смерть вы уже нашли, потому уж простите…

Райцуги резко ринулся с места и в прыжке влетел Сегиру в нос коленом. Остальные ещё не успели среагировать, но Судоши в ту же секунду ухватил обидчика за ногу и попытался повалить на землю, но сила того оказалась намного больше, из-за чего даже в воздухе казалось, что сдвинуть его невозможно. Быстро осознав это, он телепортировался с Шикицо прямо к середине реки в область над водой, после чего отпустил его и вернулся на берег.

— Сука, больно приложил! — Сегир схватился за кончик носа и резко дёрнул его в сторону, чтобы вправить.

— Я возьму его на себя, — указал Кантаке. — Ищите Рамайла и постарайтесь не сдохнуть! Хикаро, а ты будь готов. Я ещё за тобой вернусь, чтобы ты нанёс решающий удар.

— Хорошо.

— Ну уж нет!

Райцуги появился как гром среди ясного неба и на всей скорости повалился вниз. Он приложил к земле ладони, и та волнами завибрировала. Под дождём мертвецы, словно грибы, вылезли из могил.

— Вы его так просто не найдёте! Он мой! И вы тоже станете моими! — в его глазах не оставалось ни капельки хладнокровия и ясного ума. Казалось, что это уже совсем другой человек. На его лице пульсировали вены, глаза горели ещё ярче, а улыбка выдавала безумца с головой. — Давай, Судоши-секунда! Я готов принять твой вызов! Сразимся!

«Он доказал, что способен телепортироваться. Стоит ли ждать его за спиной? Возможно, он читает мысли. В таверне силой ума управлял ложкой. Телекинез?»

— Не беспокойся! Я не читаю мысли и не смогу предугадать твои атаки. Я просто очень много знаю!

«Сейчас!»

Кантаке наэлектризовал клинок и переместился за спину Диатайна.

— Мёртвый паралич!

Выкрикнув это, Райцуги резко пригнулся и сжал руки на груди, после чего моментально вокруг его тела заискрили молнии словно иглы на спине ежа. Кантаке попытался пронзить врага насквозь, но электрическая броня не пропускала никаких атак. Наоборот, всего на секунду, но с невероятной мощью била током. Судоши упал наземь от боли, но не издал ни звука.

— Уж прости! Я и правда не лез к тебе в голову. Просто ты чертовски предсказуем! Эй! Чего разлёгся?! — он подложил ногу под его голову и понемногу стал её поднимать. — Рано помирать! Я ещё не успел насладиться вкусом твоей кончины! Да и к тому же, разве ты не хочешь присутствовать на собственных похоронах, а?! Твои друзья прилягут возле тебя и тоже смогут услышать мою чудесную, восхитительную, гениальную, воодушевляющую церемониальную речь! Ну, как друзья… скорее просто напарники, к большинству которых ты не питаешь совершенно никаких чувств. Я знаю! Знаю твою гнилую, трусливую, холодную сущность! Просто большой мальчик на побегушках. Псина, исполняющая команды одну за другой!

Кантаке не стал отвечать словами, а резко ударил обидчику между ног.

— Ах ты ж сука!

Он поднял уроненное оружие и замахнулся на Райцуги, но тот успел вынуть собственный чёрный меч и заблокировал атаку. Размером он был таким же, как и клинок Судоши, но по всей его площади были разбросаны шипы разного размера, закрученные в стороны. Если вогнать такой в жертву, то на обратном пути он разорвёт все внутренности.

Диатайн потянул левую руку к ножнам и достал второй точно такой же клинок и выбил из рук меч Кантаке.

— Я называю их «разрывающие клинки». Правда красивые?

— Чертовски!

Кантаке резко телепортировался над головой Райцуги с намерением ударить с ноги, но та была сразу поймана, из-за чего он с грохотом повалился на землю.

Диатайн отхаркнулся и пафосно плюнул в лицо Судоши.

— Ничтожество! Я слежу за твоими глазами! Каждый раз ты смотришь туда, куда собираешься переместиться. Как же я в тебе разочарован! А столько было слухов о тебе… Судоши нужна лишь секунда, чтобы расправиться с врагом. На фронте убивал по 60 врагов в минуту. В молодости, в составе истребителей ведьм, самолично расправился с половиной их рода. А какие были пытки… Госпожа Яга всё мне рассказала…

Кантаке посмотрел в левую сторону от Райцуги и заставил его блокировать атаку, но в этот раз по истечению одной секунды его там не оказалось. Прошла ещё одна и Судоши провёл обидчику подсечку в ногах, повалив его наземь. Он вновь поднял свой меч и вонзил его прямо в… землю, ибо Диатайн увернулся и вихрем прокрутился на голове, ударив несколько раз ногами по туловищу Судоши, после чего подпрыгнул и атаковал одним клинком, направляя его сверху вниз. Кантаке поставил меч в горизонтальную позицию, но тут же на него последовала следующая атака, от которой он уже не мог увернуться, потому он телепортировался на пару десятков метров от него, присев на один из памятников.

«Он меня увидел, но почему подходит медленным шагом, а не телепортируется? Мёртвый паралич так же не использовал в последних атаках. Скорее всего, он не может использовать свои умения так же часто как я. Возможно, он ослаблен, поскольку наверняка за счёт собственной йору поддерживает восставших мертвецов. Но даже так он чертовски опасен. Тоже использует молнию. Но есть ли у него другие стихии? И что ещё припасено в его арсенале?»

— Неплохо!

«Ах ты ж!»

Рука восставшего мертвеца ухватилась за ногу Судоши, после чего тот попытался укусить его за задницу, но Кантаке вовремя среагировал и достаточно быстро вонзил в него заряженный молнией клинок, от чего тот быстро рассыпался.

— Потанцуем?!

В ту же секунду Райцуги на всей скорости влетел головой в туловище Кантаке и вместе с ним провалился в могилу, припечатав того спиной в деревянный гроб.

«Паскуда! Моя спина!»

Клинки обоих остались наверху, потому Райцуги ухватился в шею Судоши голыми руками и принялся его долбить головой об дерево.

— Ха-ха! Ты всего в нескольких сантиметрах от места, в котором душа твоя преобразится! Я знаю! Я чувствую! Ты точно пополнишь ряды моей армии!

Тем временем, Сегир Юхлинс вместе с Диком Эмбирским в скором темпе продолжали поиски своего друга. Мертвецы оживали просто так, без внешних воздействий, из-за чего даже слегка облегчали работу, ведь нетронутых могил оставалось всё меньше. Мидо Бетсай и Хикаро Такигами всячески прикрывали своих напарников, защищая их от атак нежити.

«Эти трупы… такие мерзкие… Один-два ещё ладно, но их здесь несколько десятков! Слишком много проблем создают. Даже не знаю, как бы я с ними справлялся без проклятого клинка. Мидо использует обычные мечи, и лишь невероятная ловкость и прыткость спасает его. Только вот… правда, почему он не воспользуется умениями стихий? Он ведь уже достаточно опытный кайто, разве нет? Блин, не о том думаю! Куда пропала Эмили?! Может, стоит отправиться на её поиски? Но тогда я подведу остальных… Чёрт, я их даже и не знаю толком, а Эмили… Я не позволю, чтобы с ней что-то случилось!»

— Порошок пропал! — выкрикнул Эмбирский, выворачивая карманы.

— Как так?! — Мидо проверил и свои, отпрыгнув от нежити на пару метров. — И правда ведь…

— Солнца уже совсем нет, — ответил Хикаро. — Может, он отобрал у нас его, как только закончилось время?

— Вот сука!

— Так это значит, что сейчас…

— У-и-и-и-и-и! — завизжала Яга.

— Ну, держись, рыжий хрюй! — засмеялся свинорылый.

— Хочу себе девку! — добавил сатир. — А где она?! Я видел здесь девку! Может, она где-то там?

«Они уже приближаются. Рогатые, мохнатые, зубастые, нелюдимые твари! Нападут, когда последний луч света покинет нас… Тогда… мой меч… Представлю солнце…»

Чудища дикими резкими прыжками подлетали всё ближе и ближе. Такигами направил меч в их сторону и сосредоточился, намереваясь выпустить солнечный луч силой мысли.

«Давай же! Поделись своей силой! Прошу тебя! Пожалуйста! Ах! Если на то пошло…»

Он скинул куртку и резанул себя вдоль руки от локтя до ладони, пролив на меч побольше крови.

— Не позволю!

В ту же секунду из клинка ринулась нескончаемая струя света, освещающая всё вокруг. Вокруг луча горело красное пламя, которым он попал во всех чудищ сразу, повалив их на землю.

— Ах ты ж дрянь мелкая!

— Гадёнышь!

— Райцуги не говорил, что среди них есть проклятый!

— Как же я сразу этого не почувствовал!

Все чудики в конвульсиях волочились по траве, стараясь избавиться от боли. В конце концов, они просто убежали в лес куда подальше.

У Мидо и хортовиков глаза вылезли на лоб. Особенно у Дика.

— Копать твою редиску… Молодец, малой! Одной проблемой меньше.

— Смерть настигнет тебя! Настигнет! Аха-ха! — Райцуги со всей яростью избивал Судоши, не способного хоть что-то противопоставить. — Что? — в один момент он резко остановился и поднялся наверх, после чего поднял свои клинки и начал растворяться в воздухе. — Значит мне не показалось. Это проклятый мечник…

— Берегись!

Мидо остановил атаку Райцуги в сторону Хикаро, после чего сразу же заблокировал и второй клинок, но был откинут ногой по туловищу.

«Вот чёрт! Нужно и его так же атаковать!»

Такигами направил меч в сторону Шикицо, но выплеснуть луч он уже не мог. Он всё-таки осмелился совершить более прямую атаку, сделал несколько рывков вперед и замахнулся как следует, целясь в шею, но тот подставил один из своих клинков, чтобы с лёгкостью блокировать… а спустя пару секунд подставил и второй!

«Мой меч касается его клинков. Неужто, он даже так получает урон?!»

Секунда. Судоши переместился за спину Диатайна, после чего резанул себя по руке и совершил размашистую атаку, но тот отпустил один клинок и развернулся, чтобы заблокировать атаку сзади. К счастью, Кантаке успел сделать небольшой порез, достав его крови, а ведь это ему и было нужно.

— Хикаро, отойди!

Такигами ослабил руки, опасаясь усиления атаки Райцуги, но этого не произошло. Судоши стоял ровно в пяти метрах от цели, уверенно глядя в её глаза.

— Секунда, парализовал меня?! Ноги будто магнитом к земле притянуло!

— Секайзо! — с помощью меча он нарисовал молнию в воздухе, после чего откинул его назад, пригнулся и со скоростью света пролетел сквозь Райцуги ещё на пять метров, после чего резко вставил клинок в ножны и холодно молвил: — Громовой шок.

— Ар-гх! — Шикицо упал на колени, откашливаясь кровью. Его плащ был порван, кровь лилась ручьём. Живот в правом боку был прорезан насквозь.

«Так это и есть секайзо?»

Мидо намеревался добить того, но Судоши его остановил:

— Пускай Хикаро. Скорее!

Такигами в темпе подбежал и замахнулся, целясь тому в шею. В этот раз соперник был в идеальной позиции для обезглавливания, но в один момент Шикицо поднял свою голову, безумно вглядываясь прямо в глаза парню. Зелёный свет остановил его. В ту же секунду демон рассыпался, превратившись в пепел.

— Получилось?!

— Ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди…

Райцуги восстал из одной из могил. Его правая нога приподнялась и начала крутиться назад вокруг оси владельца. Он будто пытался провернуть «вертушку» и в то же время крутился подобно волчку. Набирая скорость, он вихрем проходил по кладбищу со скоростью ветра. Его ступня наэлектризировалась и в один момент влетела прямо в голову не успевшего среагировать Такигами.

— Диайтайн Мэсс!

— Сука!

Парень отлетел на несколько метров и упал наземь без сознания, выронив меч из рук. Лишь чудом он не свернул себе шею.

«Паскуда! Плохи дела. Наверняка, он хочет использовать Хикаро в своих целях. Тогда нужно убраться от него подальше».

Кантаке ухватил Райцуги за спину и телепортировался на тридцать метров в другую сторону кладбища, после чего не ослабил хватку и в следующую секунду переместился ещё на тридцать метров.

— Отпусти! Мёртвый паралич!

Кантаке перекосило от шока и боли, но мышцы лишь сильнее удерживали обидчика. Каждую секунду они перемещались всё дальше и дальше, пока не упали посреди пшеничного поля. Судоши перекатился наверх и несколько раз со смаком припечатал тому по лицу, после чего резво достал клинок из ножен и яростно закричал:

— Кто ты такой?! Для чего нужно это кладбище?! Ты направил чудищ в Акацумо?! Работаешь на лунный свет?!

Лезвие меча всё сильнее прижималось к горлу Райцуги. Судоши был готов покончить с ним в любую секунду, но он не забывал об истинной цели своей миссии, а именно об информации.

«Как всё скажет… Всё равно снесу ему голову. За неё неплохо заплатят. Он опасен, но далеко не такой загадочный, как казалось на первый взгляд. Я уже знаю, что он управляет неразумными чудищами, чтобы собрать побольше мертвецов, а после передать их армии лунного света. Давай, скажи это!»

— Аха-ха-ха-ха! Аха-ха-ха-ха-ха-ха-а! Сейчас умру со смеху! Большего бреда я в жизни не слышал! И в смерти тоже, — ухмылка на его лице резко сменилась на злобный серьезный взгляд.

«Что происходит?!»

Диатайн понемногу стал просачиваться прямо в землю, уходя от захвата, пока не пропал полностью. Судоши встал на колено и взялся оглядывать окружение.

«Неужели переместился к Хикаро? Не может быть. Если мои подсчёты верны, он хотя бы пару минут ещё не мог бы этого сделать».

— Опа!

Только он хотел посмотреть за спину, как там из-под земли выскочил Райцуги. Он обхватил его за живот и перекинул за себя, встав в позу «мостик», тем самым неплохо ударил того шеей об землю. Он собирался встать на ноги и вновь провести подобное, но Судоши резанул его мечом по ноге, заставив отпустить.

— Вот гадина! — завопил Шикицо. — А мои клинки там остались! Нечестно!

Он посмотрел в глаза Кантаке и понял, что в этот момент стоит обернуться, ведь его взгляд был направлен прямо ему за спину.

— Предсказуемо!

Совершив это, он тут же осознал, что сделал ошибку. За ним никого не оказалось. Он повернулся обратно и тут же получил коленом в нос, из-за чего упал на землю.

— Не предсказуемо.

Судоши ударил его ногой в живот, после чего в лицо, а потом и вовсе подпрыгнул примерно на два метра вверх и коленом упал тому на физиономию. После он поставил на него ступню и слегка наклонился, приставив меч к горлу.

— Расскажешь или мне ещё с тобой поиграть?

Казалось, в этот раз Шикицо вновь рассмеется, но каждая мышца на его лице говорила о том, что он разнервничался. Его провели.

«Что он делает?!»

Диатайн голыми руками схватил меч за лезвие, отобрав его у Судоши, и отбросил куда подальше, после чего схватил того за горло и встал на ноги.

«Как он… ещё способен на такое?!»

Через секунду он с огромной силой подбросил Судоши в воздух метров так на десять, после чего устремил взгляд в небеса и развел руки, выкрикнув:

— Танец молнии!

***

— Малец! — Дик отбросил в сторону навалившегося на него мертвеца и побежал к Хикаро. За ним устремились и остальные.

— Как теперь Рамайла искать будем? — перебил Сегир. — Порошок пропал нахрен. Что делать?!

— Не паникуй как девка! Ща чёто придумаем!

— Отойдите! Я помогу ему. Лучше вот делом займитесь.

Из ниоткуда прибежала Эмили, обмазанная вся чёрной густой жидкостью. В руках у неё были две лопаты, которые она передала Дику и Сегиру. Эти двое стали раскапывать могилы, а Мидо их прикрывал. Сама девушка сделала разрез на руке и приложила её к месту удара на лбу.

— Мизухеки! — сосредоточив взгляд на Хикаро, вокруг них образовался водяной купол, защищающий их от приближающейся нежити. «Держись. Ты не умрёшь! У него ещё и кусаная рана на шее, но уже почти затянулась. Откуда она?»

— Ушла прочь! — услышался дикий визг. — Райцуги обещал мне человеченки, и я не уйду без своего!

Буквально в одно мгновенье ока Яга живо пролетела и выхватила Такигами из рук Эмили, перебив водный барьер. Она закинула его себе в ступу и улетела на луну.

— Отдай его!

— Пошла нахер, курва!

— Как так? — девушка упала на колени, огорчаясь своей ошибке. Она застыла в ступоре.

— Проснись, Эмили! — выкрикнул Мидо. — Мы позже отправимся за ним! Помоги лучше мне!

«Но… но я ведь… я…»

Собрав волю в кулак, она всё-таки присоединилась к нарезке мертвецов.

— Старая пизда забрала мальца?! — возмутился Эмбирский. — Так надо спасти его!

— Найдите сначала Рамайла! — строго ответил Бетсай. — Мы здесь за ним! С Хикаро ничего не случится, в этом я тебя уверяю.

— Ух, ну ладно. Тогда, копай усерднее, Сегир, нам хутко справиться надо!

— Хутко да не тупо! Хер-ли ты за эту могилу взялся? Она вся травой заросла, ей лет да лет, вон за ту возьмись, где земля рыхлая.

— И то правда, туплю маленько, — он раскопал указанное захоронение и в этот раз никто оттуда не рванул с жуткими воплями. — Глядите. Мужик какой-то.

В гробу лежал на вид двадцатипятилетний парень с длинными чуть ли не до пояса коричневыми волосами. Одет он был в шерстяные обмокшие лахмотья. Глаза его были узкими и чуть ли не на лоб выходили, а кожа бледная как у мертвеца.

— Дай посмотрю, — Эмили положила ему на шею два пальца. — Он ещё жив. Что с ним делать, Мидо?

— Оставь. Потом заберём с собой, если доживёт.

— Ладно.

Кладбище покрылось мраком и лишь иногда ярко освещалось миганием молний. Звёздное небо полностью покрылось грозовыми тучами. Ветер дул с такой силой, что камни прилетали в лицо. Искать и сражаться становилось всё сложнее. Как только Судоши оказался вверху, по нему тут же прицелилась молния, но, неизвестно почему, то ли он успел среагировать, то ли просто шестое чувство ему подсказало, что сейчас произойдёт, но Кантаке успел переместиться в другое место в воздухе. В течении одной секунды он летел к земле и в этот момент уже следующая молния нацелилась в него, но он снова переместился на пару десятков метров вверх и в бок. Молния снова ударила. И он вновь переместился, но в этот раз к Райцуги, чтобы та ударила по нему. В последний момент он сумел телепортироваться, и молния действительно попала по Диатайну. Но никакого результата это не принесло. Она словно работала на него и охотилась исключительно за черноволосым кайто.

«Что за умение? Бесячие чудища. Используют настолько мощные способности без освобождения йору наружу. Когда они перестанут? Как мне поступить?»

— Ха-ха! А теперь, когда ты понемногу изнуряешь себя этими скачками, я всё-таки отвечу на твои вопросы. Как бы ты не был уверен в том, что я работаю на лунный свет, вынужден тебя огорчить: я ни за кого, и ни чью сторону никогда не приму. Вы, эдакие чистокровные людишки, боретесь за свою власть над остальными. Луна борется за право на существование, за равенство, кто-то за доминацию, но всё-таки за себя. Я же за всех вас! За всё пока ещё живое и в скором времени мёртвое! Я кое-что знаю… И готовлюсь к этому…

«О чём он?»

Райцуги усердно пытался перекричать ветер.

— Тебе не понять меня! Пока что… Ну а кто я… Считай меня обычным гробовщиком, который время от времени устраивает пляски да гулянки в собственной таверне, от пуза наедаясь всякими вкусностями! А после вместе с моими практически всегда разными друзьями мы организовываем похороны очередной жертвы, благодаря которой многие деревни живут в добром здравии, продолжая обеспечивать человеческие страны всем необходимым для существования. Понимаешь? Я не враг вам! Ну а жертвы мне нужны, да. И каждый раз их число должно быть больше и больше!

— Зачем они тебе?

— Не перебивай, прошу. Не поймешь ты! Не настал ещё час! Вот как только ты примкнёшь ко мне, так сразу всё и узнаешь, а пока потерпи. И да, можешь не беспокоиться. Мы соблюдаем все почести и традиции, потому провожаем усопшего как следует по всем моральным принципам и законам. А теперь, Судоши-секунда! Попробуй ранить меня каждую секунду! Попробуй убить меня в одну из них, давай, не робей! Окажи мне такую услугу! Ведь не зря тебя так кличут, верно? Ты многое умеешь и всегда держишь туз в рукаве. Так ты будешь нападать или нет? Я тут уже совсем промок под дождём. Понимаешь, кстати, зачем он здесь?

— Чтобы помешать мне разобраться с тобой?!

— Нет, глупый! Природа заранее оплакивает тебя! Чёрт, так уже наплакала, что я сапоги в калюжах испачкал! Как… А-а-а-а! Р-р-а-а-а!

Как только его нога как следует погрузилась в калюжную воду, Судоши выкрикнул «Торап», после чего вода в калюже заискрила молниями.

«Он не заметил, как моя окровавленная ладонь касается земли каждый раз, когда я падал. В этом его ошибка. Хорошо, что до этого я не использовал стихию воды. Он даже предположить не мог, что я могу провернуть нечто подобное».

— Гадина! А-а-а! — Шикицо через силу сделал шаг назад, но той ногой тоже вступил в наэлектризованную калюжу. — Я так ещё и не понял! А я не понял!

«Чего?»

Чудесным образом Диатайну удалось освободиться от смертельно болезненных пут. Он перепрыгнул через себя, приземлившись на достаточно сухой клочок земли, и решил чаще смотреть под ноги.

— Ты меня выбесил! — казалось, будто пар пошёл из его ноздрей. На мгновенье он взялся за кунтуш, намереваясь снять его, но сразу же убрал руку.

Молнии больше не танцевали. Судоши переместился ему за спину. Пригнувшись, он провёл подсечку в ногах, но соперник вовремя подпрыгнул, после чего провернулся в воздухе и с размаха ударил ногой в область головы, однако Кантаке тут же переместился на один метр вверх и ударил с колена тому в лицо. Райцуги схватился за раненую часть, но тут же получил вторым коленом, а после очередную подсечку и покатился прямо в лужу.

— Ты признаёшься, что чудища в Акацумо были твоими?

— В каком нахрен Акацумо?! Я посылал их в другую деревню! Пробегали мимо, а вы взбунтовались, мол, вас атакуют, вас атакуют. Да пошли вы в жопу! Все скоро сдохнете!

Он провернулся на голове, несколько раз попав ногами Кантаке по туловищу, после чего резко поднялся и ударил тому лбом в лоб. Судоши переместился на десяток метров в сторону, избегая следующих ударов, но это послужило тому лишь на руку. Диатайн раскрутился вокруг себя и с ещё большей скоростью направил ступню тому в голову.

— Ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди…

— Хватит уже! Я не верю, что такой, как ты, не служит луне. Это невозможно!

Кантаке понимал, что его ждёт. Он попытался активировать несколько калюж, но тот умело проходил сквозь них, он будто воспарил над землей, превращаясь в самый настоящий смерч. За одну секунду кайто смог найти собственный клинок, в другую — вонзить его прямо в живот гробовщику.

Райцуги в тот же момент остановился. Он схватился за лезвие клинка и медленно, но уверенно вытаскивал его из себя.

— Мне что… Мне… Мне что, уже и потанцевать нельзя?! Р-р-а!

Диатайн начал растворяться в воздухе, после чего вокруг Судоши, прямо на земле, образовалось грозовое облако, внутри которого сверкала молния. Конечно, он решил переместиться в другое место, но, куда бы его не приводила телепортация, облако всегда тут же следовало за ним, прицепившись к нему словно паразит.

«Ничего не видно. Куда не стань — всё наэлектризовано. Паскуда».

— Такой, как я? Это какой? — голос Райцуги исходил со всех сторон, не выдавая определенного источника.

— Безумный, сильный, с армией мертвецов. А главное — не человек.

— Не человек? Прости, но почему? Выгляжу я вполне достойно. У меня даже рогов нету. Конечно, мне приходилось познать смерть, да и способности у меня весьма устрашающие, но всё-таки… Чем я отличаюсь от тебя? У меня есть магия стихий, и у тебя есть магия стихий. Даже молния связывает нас. У меня есть способности, не связанные со стихиями, так и у тебя тоже!

— Все мои умения напрямую идут от йору! И она должна быть освобождена! Если кто-то использует нечто иное, то он не может называть себя человеком!

— Нечто иное… то есть то, что не можете достичь или не способны понять. И плевать, что существуют люди, которые вовсе ничем не примечательны. Почему они не отделяют вас от себя? Не задумывался? Кайто всегда занимают правящие должности, а простой народ вам лишь прислуживает. Сила взяла вверх. И вы боитесь, что иная сила способна вас побороть. Что уж говорить, если ваши известные врата поддерживают мои братья по цеху.

«Так значит он всё-таки ведьмак. Но разве все они владеют такой силой? Быть не может!»

— Если чудища служат вам, то вы не побрезгуете ими воспользоваться. Как тем проклятым мечником. Вот у него наверняка скоро рога вырастут.

— Зачем говоришь мне это? Пытаешься изменить мои взгляды? Хочешь, чтобы я предал свою страну?

— Да нет, что ты. Я тебя даже не осуждаю. Просто считаю нынешний порядок вещей в мире слегка забавным, не думаешь? Абсурдным, если быть более точным. А вообще, я всё не могу понять… сейчас или…

В тот же миг в Судоши попали несколько молний, после чего облако вдруг исчезло. Как и сам гробовщик.

— Глядите, — дёрнулся Эмбирский. — Демонюка тут!

Райцуги стоял на месте, где прежде лежал раненый Хикаро. Он медленно оглядывал всё кладбище, стараясь найти что-то потерянное.

— Где проклятый мечник?!

— У Яги старой спроси, дурила! — резко ответил Дик. — Она его спиздила, потому выкуси!

— Что ты сделал с Судоши?! — Мидо отбросил нежить в сторону и на всей скорости ринулся к Диатайну.

— Стой, что ты делаешь?! — взволновалась Эмили, на которую тот передал свою часть мертвецов.

— Теперь я понял…

— Что ты там бормочешь?! Я хотел сделать это сразу, как только ты влез в мою голову. И теперь у меня есть такая возможность!

Разогнавшись как следует, Бетсай подпрыгнул на два метра вверх, выпрямил левую ногу и пяткой влетел в голову Диатайну. Казалось, тот должен упасть на землю, но он лишь слегка поморщился и уставился в одну точку. Мидо по инерции пролетел мимо него и совершил несколько кувырков, пытаясь замедлиться. Он повернулся, намереваясь вступить в бой на клинках, но именно в тот момент на его глазах…

— Игры кончились…

Судоши оказался за спиной Диатайна и размашистым движением меча со всей силы резанул того по шее.

В первую секунду пригнулось левое колено, разрез становился всё шире. Во вторую секунду голова отделилась от тела, а правое колено тоже пригнулось. В третью секунду вся туша повалилась на землю и моментально просочилась сквозь неё, как и вся нежить. Голова осталась наверху. Глаза всё ещё ярко горели. И он всё так же задумчиво смотрел.

— Наставник Судоши, вы узнали, что хотели?

— Да. Он признался.

— Так значит всё?

— Не совсем. Надо обыскать таверну. Не понял. А где Хикаро?

— Рамайло!

Могила Хмельниса сама собой избавилась от земли, и он спокойно поднялся наверх. Оказалось, он был в той самой заросшей могиле, к которой Дика отговорили подходить.

— Друзья, вы здесь…

Мужчина был без сил. Нельзя было сказать, что он валился с ног, ибо он на них даже встать не мог. Лишь ползал на четвереньках, жадно глотая воздух. Дик подбежал к нему.

— Братишка, зачем ты попёрся сюда один?! Мы бы что-то придумали!

— Глупый я потому что… Аннушка, небось, вся изволновалась?

— А как ты думаешь? Но с ней всё хорошо. Не бойся. Кайто уже покончил с гадом. Скоро отправимся домой.

— Правда? Он убил его? Невозможно…

— Как так?

Для разговоров времени более не оставалось. Гроза и не думала прекращаться. В один момент из леса выбежали те самые чудища, кроме Яги.

— Мы выполним приказ! Мы насладимся вашей плотью!

— Наставник Судоши, — обратилась Эмили. — Кажется, пора убираться отсюда.

— Ты сможешь передать мне йору Сегира и Дика?

— Думаю, да.

— А зачем это? — не понимал Юхлинс.

— Надрежьте руку, скорее! Если будет много йору, я смогу переместить всех вас в деревню! Бегите ко мне!

Хортовики вместе с Эмили резво подбежали к нему, прихватив голову демона, и девушка соединила их кровь с кровью наставника.

Бетсай кинул возле них тело ранее найденного парня.

— И его возьми. Пусть пригодится.

— Хорошо, — девушка сделала разрез на его руке и тоже в воздухе перетянула кровь к Судоши.

— Мидо, у меня есть к тебе особое поручение.

— Я понял. Сейчас же отправлюсь за ним.

— Разрешаю использовать шизен.

— Отлично.

Судоши наполнился энергией, сосредоточился, после чего на секунду через силу коснулся потерянного клинка Хикаро, и в тот же момент попытался телепортироваться.

Они пропали. Мидо остался единственной жертвой на кладбище. Он присел на колени и замер на несколько секунд, вдыхая полные лёгкие воздуха. Чудища приближались всё скорее. Оставалось одно мгновение до воплощения их желаний, но яркая оранжевая вспышка прошмыгнула сквозь толпу и устремилась в лесную чащу.