Том 1    
Глава 13.2

Глава 13.2

Глава 13.2

Взглянув на Асту перед тем, как сесть внутрь, я увидел её расстроенное лицо, на котором было написано желание отдать приказ страже вновь.

Войдя в карету, напротив меня присели стражники, и мы поехали.

"По какой причине они забрали меня? Может, из-за поджога владений семьи Сиз? Похоже, Кирс решил предать меня. Хотя... маловероятно. Хоть ему и нельзя доверять, Кирс... или он... сукин сын! Похоже, всё-таки это его план по проявлению крыльев. Аскания будет добиваться своей цели любой ценой. Ещё бы знать какой, правда. "Дочь Владыки" пытается заставить мои крылья появится. Зачем ей это!? Может, чтобы убить, если не съесть?.. Кто знает её мысли..."

— Эй! Куда вы меня везете? Слышишь, нет?

"Может просто перебить их? Пистолет, как и наручники, при мне, хотя вблизи клинки и не помогут — слишком маленькое пространство. Но не надо забывать и об их оружии: мечи невозможно использовать в карете — просто достать его из ножен будет проблемой. Если быстро выхватить пистолет, скорее всего, смогу их всех положить. Магазин полностью заряжен, да и стражника всего четыре, учитывая двух не сидящих со мной. Только вот стоит ли? Возможно, меня взяли по поручению короля, чтобы выдать задание или еще чего. Решение, которое мне сейчас предстоит принять, сделает многое.

Два варианта:

1) перебить и скрыться, уповая на отсутствие свидетелей, так как мы, похоже, выехали из города...

2) Дождаться пока приедем. Главное — лишь бы не церковь решила меня взять."

Карета остановилась. Судя по времени, проведённому мной в пути от города со сюда, дорога пешком заняла бы около 20 минут.

Стража взглядом указала мне на дверь, и вместе мы вышли.

Потянувшись, я огляделся: мы были у подножья небольшого холмика с деревом вблизи, на ветке которого сидела Аскания, свесив ноги и рассматривая небо.

"Так и знал!"

Она спрыгнула с дерева и, показав рукой страже убираться прочь, подошла ко мне.

— Давно мы с тобой не виделись, наверное, без меня и не высыпаешься.

— Еще чего, зачем ты меня, можно сказать, выкрала?

— Видишь ли, мне нужны твои крылья. Яд не помог их проявить, но ты же это сделал сам! Правда, Эйс?..

— Каким образом? Даже близкого понятия не имею, о чём ты.

— Всё ты понимаешь, я следила за тобой. В ночь, когда ты гулял с тем ребенком, мне довелось многое увидеть.

— Врёшь! Ты ничего не видела, лишь пытаешься добиться своей цели!

— Успокойся, успокойся, мой падший ангел. Твои крылья появились, и ты скрыл это. Ведь Кирс мог поступить иначе во время задания, или же я могла убить или, как ты сказал, съесть тебя. — она засмеялась, — Это умно, только не нужно мне врать. Тебе вообще не стоит бояться меня или остерегаться. Я твой союзник, единственная, кто никогда не предаст.

Аскания провела пальцами по моим щекам, и по ощущениям это было, как множество иголок, неожиданно вонзившихся в кожу. Нет, боли не было... было только... расслабление.

— Вижу, ты наконец-то смог спокойно вздохнуть. Рада, я очень рада!

Аскания медленно проводила руками по моей шее, по спине вниз. После, она подняла их и положила мне на лопатки. Аскания судорожно касалась меня.

— Здесь... здесь сокровище восьмой волны. Всё, что мне нужно, прямо передо мной. Это так умиротворяет, ты себе даже представить не можешь... то, чего я пыталась добиться почти вечность... сейчас здесь! Мои ноги даже стали подкашиваться от предвкушения следующих лет. Самых лучших лет моей жизни...

Аскания нежно обняла меня сзади, и я вдруг почувствовал прохладный ветерок. Вокруг меня все перестало существовать, будто я попал в другой мир. Сложно описать место, в котором я оказался: всё было алое, потом белое, после снова алое.. Мое тело не стояло, оно левитировало в этих красках, будто лепесток, падающий с дерева. Вдруг, чувства вернулись ко мне, и я ощутил, как нечто невероятно мягкое и тёплое прижалось к моей спине. До этого мне никогда не приходилось ощущать нечто подобное, но не сложно догадаться, что это была её обнажённая грудь. Затем, следом за этим, я почувствовал её прохладный живот. Ощущения были настолько возбуждающими, что меня невольно начал покидать контроль над разумом и телом, который до сих пор я пытался удерживать. Мне хотелось повернуться к Аскании и крепко прижать её к себе, почувствовав это прекрасное и вожделенное тело.Тактильные ощущения, которые я испытывал тогда: мягкая кожа Аскании, её грудь живот, бедра, шея, прижимающиеся ко мне, её нежные руки, что обвили меня словно лозы и не хотели отпускать. Запах цветов, сменяющиеся оттенки и Аскания с любовью обнимающая меня не давали мне здраво мыслить. Всё тело расслабилось из-за удовольствия и разум опустел. Мысли были только об одном — остаться бы в её объятиях навсегда. Умиротворение, спокойствие. Никакие заботы, ничего не могло нарушить мой покой.

Аскания медленно коснулась пальцем моей спины и провела им вдоль неё, а затем отстранилась.

Когда Аскания отпрянула... я почувствовал некоторое разочарование от потери этих приятных чувств и ощущений... это длилось так недолго, но мое тело уже привыкло к ощущению ее плоти так, что окончание её прикосновений воспринималось в штыки. Тело начало покалывать, а спина словно онемела и вдруг... показались черные крылья, и, расправив их, я ощутил истинный восторг и дрожь.

— Вот они! Как же долго мне пришлось тебя ждать. Герой, что спасет меня от мучений бессмертной жизни.

— Ты желаешь смерти? — спросил её я тихим голосом.

— Нет, моё желание иное. Ты узнаешь, как придёт время... для начала, стоит показать тебе кто ты! Позволь мне сделать это.

Легким движением пальцев Аскания коснулась моего виска.

— Бежим! Бежим! Белый, не падай! Мы не успеем!

"Что это? Кто эти двое?"

— Тебе легко говорить, сумка с деньгами у меня! — кричал кто-то, облокотившись на стену.

"Я не вижу картины полностью, только силуэты и то, к чему они прикасаются. Похоже, Аскания перенесла меня в моё собственное сознание; не могу управлять телом. Только смотреть..."

— Белый, перезарядись! Ты отстрелял больше половины боезапаса, пока мы перебегали арку. Гранаты хоть ещё остались?

— Не беспокойся, еще одна есть! Черт, а вот магазинов все меньше. — ответил он, перезарядив автомат.

"Мне знакомо это всё, только откуда? Это оружие... помню, как брал его в магазине... как же его, чёрт возьми..."

— Говорил же, что нужно было брать пятку, нет, тебе захотелось именно ,,М16" . Ладно, хоть модификацию взял. Пригнись!!!

"В кого они стреляют? Стоп... Оружие... Деньги... Белый!"

Я выпустил весь свой магазин из пистолета в полицейского, что прятался за углом. Его тело упало, и Белый добил его, выстрелив в голову.

— Зачем ты убил его?

— Соберись, мы уже давно не следуем по плану! Нас должны были забрать, но вместо этого я с тобой разнёс уже пол улицы. Ты думаешь это первый, кто погиб от наших рук!? Нет! Там под нашими пулями полегли десятки людей. И ещё десятки полягут сейчас, мы обязаны дойти до точки. Тогда нас вывезут отсюда!

— Мы не должны были этого делать, всё же шло по плану. Какого чёрта..?

— Шло, только Фиолетовый решил изнасиловать одну красавицу из заложников. И, в итоге, не следил за охраной, в последствие чего и сработала сигнализация. Во всем он виноват!

— Не называй его Фиолетовым, он уже мертв. Зачем скрывать имя? Только время тратим.

— Хорошо, хорошо! Джейсон погиб из-за своей гнилой натуры.

— Он знал куда мы идем, поделом ему. Как хоть погиб?

— Кажется, его задело осколками моей гранаты...

Из-за угла слышались мигалки полицейских машин и мы рванули, что есть мочи. Завернув направо, я и Белый вышли во двор многоэтажных домов. Медленно передернув затвор и свесив оружие, я окликнул его:

— Быстрее, еще немного! В той арке переоденемся и сбежим. Давай!

— Когда же это закончится, звуки мигалок не перестают нагонять нас.

Вместе с Белым перебежками через машины мы смогли прибежать в арку, где нас должна была ждать машина.

— Дай магазин! У тебя в разгрузке

вроде был, или уже всё?

— Нет, тот магазин был последним.

— Где машина, она должна была быть здесь?

— Наверное, из-за перекрытых дорог задерживается. Не нервничай, нас не бросят. Лучше бы ты так переживал за сумку. Как-никак, там почти сто миллионов.

— Если тот коллекционер купит их по заявленной цене, мы будем жить в шоколаде до старости. Сколько же лет этим купюрам?

— Вроде больше двухсот, да и какая разница. Главное — куча бабла, что мы с тобой получим.

Вместе с Белым мы переоделись, сняв бронежилеты и старую одежду, после чего накинули плащи, и, как итог, её не было видно. Я зажег сигарету, что была спрятана в кармане, и, тяжело затянув, думал о жизни и своих поступках.

Стоило ли идти на такое дело? Мы убили порядка сорока человек, включая гражданских. Только бы машина успела, и моя сестра сможет жить... Никогда больше не будет страдать и мучаться от боли. Больше никакой боли...

Открыв глаза, до меня дошло, в каком положении я оказался. Аскания сидела передо мной и, повернув голову на девяносто градусов, рассматривала.

— Эйс, твоё прошлое восхищает меня не меньше, чем ты сам.

— Что именно тебя восхищает? Что, и в том мире мне тоже не лучше жилось? Всё вспомнить не могу, только отрывки... но даже их мне хватает, чтобы понять, что оба этих мира не относятся ко мне благосклонно. Похоже, где бы я не был, страдания и трудности настигнут меня. Только, казалось, появилась возможность жить в другом мире с нуля. С самого начала все было отлично: девушка, проявляющая ко мне интерес, я даже напарниками обзавелся. Но всё перечеркнул один день, и после, раз за разом... Сука, раз за разом! — крикнул я, встрепав себе волосы, — Казалось бы, вот тот момент, когда всё начало налаживаться. Нашел себе жену, появились средства на жизнь. Да, даже дети Лорва предложили сотрудничество мирно... и вот опять. — я повернулся к Аскании, — Скажи, чего ты добивалась? Решила, что "жизнь у Эйса слишком хороша, пора это исправить"?

— Нет-нет-нет. Никогда я не буду против тебя и делать тебе что-то во вред. Ты единственный в своём роде. Мне хотелось лишь показать твое прошлое, ты страдал из-за голосов. — она встала и протянула мне руку, — Тебе же было...

— Не смей!

Аскания остановилась, и, сжав руку в кулак, опустила её. На её лице было видно сожаление, только вот для меня это уже не имело смысла.

— Ты думаешь только о себе... Ты ребенок, решивший пользоваться людьми, как марионетками. Только вот ты не учла многое.

Я достал пистолет и направил прямо в лицо Аскании. Меня переполнял гнев и нахлынувшие воспоминания. Все перемешалось, вроде только недавно было чувство легкости и казалось, что все закончилось!

Аскания обхватила пистолет руками.

— Если хочешь, сделай это. Если погибнуть, так только от твоей руки. Даруй мне смерть, что так боится и обходит меня стороной. Даруй мне ее! Ответь мне на один вопрос: убьешь ли ты девушку... что желает тебя?

Все это время я не слышал ее, лишь этот вопрос вывел меня из раздумий. Снова посмотрев на Асканию, я увидел взгляд, будто пронзающий мое тело. Казалось бы, это магия, и, похоже, так и есть. Магия глаз...

Выдохнув, я опустил пистолет, и, убрав его, опёрся на онемевшие ноги.

— Твои чувства не касаются меня, как и ты сама. Твоя забота только вредит мне. Скажи, какова твоя цель?

— Вечность, проходящую без надежды на конец, я провела в одничестве. Никто не мог заполнить пустоту...

Отец говорил мне о зачатии ребенка, ведь ему нужно продолжение рода, да и самой хотелось. Какой бы сильной я не была, мечта о семье живёт внутри любого.

Однако, в зачатии была загвоздка — ребёнок может быть только от демона или же падшего.

Всех демонов перебили, остались лишь приспешники отца, но назвать их разумными будет грубой ошибкой. Примитивные создания, думающие только о кровопролитии... падших ангелов тоже не отсталость, все до единого были уничтожены героями, хотя часть из них была на стороне людей, когда те напали на отца.

Моя мечта — быть рядом с мужем, что поработит Эстрию. Быть под его началом. Не править Эстрией, нет... Лишь быть королевой, достойной короля.

"Её доводы понятны и естественны. Когда живёшь много лет одна, сильная и могущественная, то тебе становится одиноко и, возможно, скучно. Хочется вкусить ощущений семейного уюта и, в то же время, оставаться сильной. Несмотря на ее проступки, похоже, она и вправду не желает мне зла."

— Всю свою жизнь я чувствую себя брошенной... Мать погибла от предательских рук. Отца убили герои и, возродившись, его первыми словами были «Кто ты». Он не помнит меня, как и мою маму. Знаешь какого это!? — крикнула она, упав на колени.

"Возможно, это будет ошибкой."

Я присел на колени и поднял голову Аскании, смотрящей вниз. Сложно описать моё удивление, появившееся, когда я увидел подавленную Асканию. Женщина, обладающая неописуемой силой и красотой, зависит от меня! Возможно, не встреть я Асту, мы с Асканией были бы вместе. И Эстрия пала бы под нашей силой. Захватывать весь мир вместо выполнения заданий за монеты куда перспективнее. Проблема заключается в Асте. Независимо от моих слов о выгоде и иных причинах... похоже, я люблю её доброе лицо и неиспорченную этим богом забытым миром душу. Аста показала мне, что ещё не все потеряно, что ещё можно жить мирно. Приложить все силы и сделать всё возможное для Асты — единственный вариант для меня. Я не позволю ей увидеть смерть или страдания других. Пусть для неё все останется таким же красивым и прекрасным, как сейчас. Аста останется девушкой, живущей в грезах.

— Я люблю Асту, и буду с ней!

— Прости мне мой вопрос, но герои живут в среднем сто двадцать лет. Обычные люди же редко доживают и до восьмидесяти. И Эйс, ты после достижения двадцати пяти лет перестанешь стареть. Могу ли я надеяться на свою мечту после... сам понимаешь.

— Да.

— Спасибо. Думаю, стоит заканчивать нашу дискуссию. Солнце уже садится, мне нужно домой. Мой питомец ждет меня. — сказала она, улыбнувшись.

Аскания встала с колен и, подняв руку, произнесла ,, телепортация". Моргнув, её я уже не увидел. Упав на землю и расправив руки, я начал перебирать отрывки памяти в голове, соизволившие вернуться.

"Конечно, многое было еще неясно, но... думаю, мне не следует этого узнавать. Часть памяти лишь показала мне в основном попытки выжить..."

Встав с земли и отряхнувшись, я направился в город. Времени прошло уже немало, нужно было возвращаться.

Спрятав руки в карманы и проходя вальяжной походкой мимо стражи, меня встретил Зумерин.

— Где стражники?! Аста сказала о...

— Успокойся, ничего страшного происходить не будет. — перебил я Зумерина, — Лишь нахлынули воспоминания. Пошли домой...

Зумерин подхватил меня и, поддерживая, довел до Рована и его дома.

— Что с ним?

— Знать бы ещё. Когда увидел его, он уже выглядел так. Эйс, ты как?

— Нормально, дайте мне просто отдохнуть. — ответил я, выдохнул. — Зумерин, отведи меня в мою комнату.

— Эйс! Мы боялись, что тебя решили выкрасть и убить! — кричала Хина, спускаясь по лестнице, — Тебя били?

— С ним все хорошо, просто вымотан. Думаю, завтра расскажет о произошедшем.

— Принеси воды, я доведу его.

Хина подняла меня на себя и, дотащив до комнаты, уложила на кровать и села рядом.

— Аста беспокоится о тебе — Хина вздохнула, — я даже ей завидую. Найти любимого человека, мне бы так... Эйс, Эйс?!

— Не кричи, и так чувствую себя хреново... Возможно, и ты найдешь себе человека близкого тебе, пожалуйста, оставь меня одного. — сказал я, перевернувшись на бок, — Время уже позднее, иди спать.

Тяжело вздохнув, Хина сказала мне отдыхать, и, выведя Зумерина со стаканом воды, закрыла дверь.

— Как же я устал. Морально устал... Даже разговаривать невмоготу.

Посреди ночи я проснулся от резкой боли в спине и голосов, что звали меня. Вскочив с кровати первая мысль была только о зелье, что сделал Рован. Пытаясь дойти до тумбочки с лекарством, я упал и сжавшись в клубок, хватался за живот и не мог двигаться. Боль такая, будто ломались кости изнутри и было слышно, как они хрустели, овладевала мной а каждой секундой. Схватившись за грудь, я просил о помощи...

Из-за спины появились крылья, что порвали мне рубашку и, разбив окно, расправились. Рован, зашевелился в соседней комнате и возмущенно спрашивал меня о чём-то. Я чувствовал крылья, будто две лишние руки, а каждое перо — как палец. Посмотрев на крыло, разбившее окно, я понял, что нахожусь в полной неконтролируемости крыльев. Спину начало ломить, словно сотни людей били по ней одновременно. Шелест расправившихся крыльев позволил мне отвлечься от боли, но не забыть её полностью. С диким стоном я опустился на колени, неестественно выгнув спину и обессиленно опустив руки, пытаясь восстановить дыхание и вернуть контроль над ослабленным телом. Непривычное ощущение, будто ещё одной конечности, и адская боль в спине не покидали меня на протяжении пяти минут, что я пытался уложить крылья и успокоится сам. Спустя это время Рован открыл дверь и спросил в чем дело, после чего я, закричав от очередной порции мучений, взмахнул крыльями насколько это позволяло свободное место в комнате, и Рована откинуло в коридор. Он, сплюнув кровью, попытался встать, в чем ему помог подбежавший Зумерин. Увидев это, я окончательно потерял самообладание и, вновь закричав, попытался вернуть контроль над телом, после чего потерял сознание…