Том 1    
ГЛАВА 5. РЕСПУБЛИКА СВОБОДЫ
ГЛАВА 1. Неотвратимая пустота Часть 1. Аппарат, отбивающий ритм моей жизни Часть 2. Проект "Лазарь" ГЛАВА 2. Идущие по дороге Лазаря Часть 1. Восставшие из небытия Часть 2. Дверь в конце тоннеля Часть 3. Наш новый мир ГЛАВА 3. Механическая кошка Часть 1. Богиня жизни Ринрин Часть 2. Последний город планеты Земля Часть 3. Malleus Maleficārum Часть 4. Архиеретик 34-го века Н.Э. Часть 5. Да прибудет с вами моя кровь! Часть 6. Две одинокие звезды Часть 7. Я присягаю Богу Часть 8. Совет восьми Иуд. Послесловие ГЛАВА 4. Территория тьмы Часть 1. Первая миссия Часть 2. Там, за горизонтом Часть 3. Туда, где брезжит одинокий свет Часть 4. Великий Эрион Часть 5. Великий Эрион. Похождения отряда Часть 6. Приём у императора Часть 7. Ветра, уносящие надежды Часть 8. Ангел Ло Часть 9. Надвигающаяся угроза Часть 10. Подарок, достойный богини Часть 11. План «Б». Начало операции Часть 12. План «Б». Последний совет Серия OVA (предыстории книги и персонажей) OVA-1. Хроники доктора: Дружба навек OVA-2. Письмо в прошлое OVA-3. История одной милашки: Начало OVA-4. История одной милашки: Моё (твоё) имя/Моя (твоя) жизнь OVA-5. Хроники доктора: Призвание OVA-6. Хроники доктора: Надежда и потерянная тетрадь OVA-7. История одной милашки: Явление ч.1 OVA-8. История одной милашки: Явление ч.2 OVA-9. История одной милашки: Явление ч.3 OVA-10. Хроники доктора: Теория Одзаки-Араки OVA-11. Хроники доктора: Моя кошка ГЛАВА 5. РЕСПУБЛИКА СВОБОДЫ Часть 1. Новый поход Часть 2. Неожиданная остановка


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
yuriy1933
10 мес.
blacksoul спасибо за отзыв!=) Насчет ретро очень приятно. Я не ставил такой цели, но в те годы создавались действительно сильные произведения. Ра з так получилось, то получилось И хорошо. Здесь нет, но у этой книги есть 3 ОВЫ ( 3 отдельных главы по некоторым героям). Они в группе ВК опубликованы.
blacksoul
10 мес.
Спасибо, стиль и правда похож на киберпанк 80-90х. Но читать от этого не менее интересно, куда интереснее большинства нынешних иссекаев. Единственное что смущало- внутренние диалоги главного героя со своей поехавшей кукухой, не покидала мысль "где-то уже такое встречалось и не один раз". Пока читал почему-то хотелось сравнивать мир Рин-Рин с миром Стрелка из "Темной башни".
Отредактировано 10 мес.
тишка гарны
1 г.
Спасибо.
yuriy1933
1 г.
calm_one, я Автор и иллюстратор в одном лице. Честно признаться рисовать только учусь, пока в активе не больше 8-9 рисунков. (да 1 рисунок с Ринрин был сделан читательницей из группы ВК) В планах сделать их по всем ключевым моментам и героям.
Да, это и есть фантастика + киберпанк+ ужасы+ апокалиптика. Определенный ретро, а не футуристический стиль станет понятен постепенно.
Спасибо за отзыв. Очень приятно.
Отредактировано 1 г.
calm_one
1 г.
Ой, забыл спросить, а кто рисовал-то? :)
calm_one
1 г.
В принципе, пока неплохо. Стиль немного ретро. В смысле, то, что мутится обычно в "исекайном" мире меча и магии, в данном тайтле происходит в мире, более характерном для фантастического произведения.
Напомнило Герберта нашего Уэллса. :)
А так - вполне даже неплохо. Интересно, что будет дальше. И команда перевода видно, что старается.
Спасибо :)
yuriy1933
1 г.
Большая просьба оставлять комментарии. Это очень важно для автора! Спасибо!

ГЛАВА 5. РЕСПУБЛИКА СВОБОДЫ

Часть 1. Новый поход

Рано утром мы попрощались с дворецким и нашими прекрасными трудолюбивыми горничными, трепетно и терпеливо все эти дни выполнявшими все наши капризы. Так же, пришли нас провожать несколько сотрудников ринейской дипломатической миссии и Бу-Мерсен со скромной свитой ассайских чиновников и девиц с подносами прощального угощения.

Нас провожали очень радушно и тепло. Кто-то даже пытался обнять на прощание и пустил слезу.

Не смотря на последнее происшествие со взрывом, Эрион оставил нам массу незабываемых и красочных впечатлений и воспоминаний, часть которых навечно были запечатлены фотоаппаратом Рин. Ну и не стоит забывать о том, что волею судьбы мы здесь встретили новых товарищей и друзей, в том числе, с нами в путь отправлялись беспечная Ло и принцесса Суа-Нен… а также маленький пожиратель, которого с подачи Кано назвали Таро. Как не пытали Кано, она так и не выдала секрет, почему выбрала именно это имя.

Медленно мы выдвинулись от нашего временного жилища через спящие улицы ассайской столицы к её южным воротам. По дороге мы встретили лишь несколько загулявшихся до утра разношёрстных компашек и парочек, спешащих из бара поскорее домой. Они на мгновения останавливались и, провожая нас взглядом, слегка наклонив голову делали жест рукой от сердца, означавший пожелание счастливого пути.

Наша колонна растянулась на добрые сорок-пятьдесят метров. Впереди ехали Рин и Миранда, следом Оока, я с Сенго. Джон находился примерно в центре, следуя параллельно повозке, в которой ехала Суа-Нен с двумя голубокожими служанками, вместе с ней навечно покидавшими свой родной край. Затем было несколько повозок с приданным Суа, в одной из которых, зарывшись в бархатные одеяла и платья дрыхла Ло, клетка с Таро, сопровождаемая Кано и несколько повозок с продовольствием и снаряжением. Замыкали колонну ещё пять членов отряда.

— Как-то даже грустно покидать Эрион… — вздохнула Сенго.

— Да не говори… Мне кажется, это были самые наполненные приключениями дни, с тех пор как мы «проснулись». Тоже как-то тоскливо уезжать, — поддержал я её.

— Ощущается, где-то в глубине души, что здесь осталась какая-то частичка сердца… Какой же добродушный народ и какой гостеприимный город…

Едущая впереди Миранда обернулась.

— Я тоже с вами согласна! Но поверьте мне, приключения только начинаются!

— Надеюсь это оптимистичный прогноз? Приключений со взрывами и нападениями родственничков нашего Таро как-то не особо хочется, — озадаченно ответила Сенго.

— Хе-хе! Кто знает… В любом случае, какими бы не были грядущие повороты судьбы — стоит воспринимать их как опыт и неотвратимые испытания своей силы, воли и удачи… Даже ночные бойни с пожирателями — не так уж и плохо, если после них со всеми целыми органами и конечностями, наполненными адреналином, ты удовлетворённо вместе с товарищами встречаешь долгожданный рассвет.

— Ох! До таких мыслей в своей голове мне ещё воевать и воевать. Я ещё не получаю наслаждения от этих бойнь. У тебя опыта будет куда больше… Сколько у тебя было таких ночей?

— Хм… Я вступила в отряд лет в пятнадцать и три года была стажёром… так-с… я думаю около трехсот сражений, таких, что мы прошли в последнюю ночь в пустоши…

— Ого! — почти одновременно, подняв брови от удивления, мы воскликнули с Сенго.

Сенго продолжила:

— Это невероятно! Реально около трехсот сражений? Какие же нервы и силу надо иметь?

— Хех! Капитан Грэг уже прошел через седьмую сотню! Вот с кого надо брать пример! Да! Славные были походы и битвы! — Миранда, подняла свои глаза куда-то вверх и улыбнулась, видимо, вспомнив своего возлюбленного капитана.

Нам как-то даже неудобно стало продолжать разговор, таким образом отвлекая её от романтических грёз. Но, в разговор вмешалась Рин:

— Да будет тебе! Как только вернёмся в Ринэку — сыграем вашу свадьбу!

— Э-э-э!? Рин, да я не о том! Ты чего-о-о!? — Миранда побагровела, словно переваренный омар и замахала руками. Но по её улыбки было понятно, что это было наигранно и она восторженно восприняла эту идею. — Грэг и я? Свадьба? Хе-хе…

— Ой! Хватит уже! Вся Ринэка знает о ваших чувствах, а ты прикидываешься дурочкой! Я сама вас обвенчаю!

У Миранды расширились глаза, словно монеты, достоинством в пятьдесят ринейских империалов.

— Ты? Но…

— Что, но? Если ты скажешь сейчас, что ты этого не хочешь, то я скину тебя с лошади и ты останешься в Эрионе, пока мы ещё не прошли ворота. Ясно!?

— Рин… Но..

— Вот глупая девчонка! — Рин сверкнула своими кошачьими жёлтыми хитрыми глазами в сторону Миранды, не оставляя ей ни малейшего шанса на дальнейшие преткновения, — Ты думаешь Грэг будет против? Два слепых ребёнка… Вся Ринэка знает о ваших чувствах, а вы даже не замечаете… Он боится, что ты не испытываешь к нему чувств, ты боишься, что он не отвечает на твои… Хотя вы всё время вместе и даже идиоту всё понятно, только при виде вас двоих… — Рин положила механическую руку себе на лоб и зажмурила глаза, показывая подобным жестом полный абсурд и непонимание ситуации.

— Ты думаешь… его чувства взаимны?

— Б%?»ть!... — послышалось от Сенго, и она повторила жест Рин, при этом ещё покачав от недоумения головой.

Оока рассмеялся от всего этого на всю улицу. Его смех прокатился до конца колонны, от чего Джон поднял в любопытстве сонные глаза, пытаясь найти своим взором причину громогласного хохота, а Суа-Нен выглянула из повозки, навострив свои остроконечные уши.

— Миранда… Если ты скажешь ещё слово, я реально тебя скину с лошади и оставлю здесь… Вернёшься в Ринэку, только при условии, что до тебя дойдёт хоть что-то…. Уффф… Молчи лучше…!

Теперь рассмеялись все, кто ехал спереди, кроме по-прежнему смущённой Миранды.

Ло высунула голову из-под слоя красивых, вышитых золотом одеял, внезапно оттуда же высунула руку с флягой ирама, жадно глотнула и не открывая глаз, снова зарылась обратно.

— Совсем совести нет! Дайте Ло поспать! Кто вас дернул ехать куда-то в такую рань! — послышалось недовольное ворчание из-под одеял.

Следом рассмеялся задний ряд колонны, и теперь уже мы не понимали причины громогласного дружного смеха товарищей.

Мы вышли за ворота гостеприимного и вечно не спящего Эриона и под напутствия ассайской стражи двинулись в Республику, навстречу новым приключениям…

Часть 2. Неожиданная остановка

Почти половину дня мы не спеша ехали по территории Ассайской империи. По наезженной торговыми повозками дороге раздавался глухой и тяжёлый топот копыт массивных механических лошадей, а также периодический скрежет колёс наших нагруженных телег.

Голубое солнце стояло высоко, припекая нас своими лучами, но оно было уже не такое жаркое, как первое время нашего пребывания в этом мире или даже неделю назад. Сейчас межсезонье. Время уборки урожая и нового посева. Пока солнце будет набирать вновь свою силу, молодые побеги как раз окрепнут и будут готовы принять на себя все тяготы зноя и его палящих лучей.

Почти вся дорога проходила на открытом пространстве, и нашим взорам на многие километры влево и вправо от неё открывался вид полей, ферм и небольших поселений. Иногда, из какого-нибудь далёкого поселения, преодолевая несколько километров, до наших носов доносился приятный запах печёного хлеба, так и пытаясь заставить нас свернуть с дороги и заехать на обед в местную пекарню или трактир.

Ассайцы не любили строиться прямо вдоль главной дороги, а предпочитали жить, останавливаться на ночлег или перекусывать в некотором удалении от неё. Мы предположили, что это, скорее всего, позволяет лучше отвлечься от долгого пути и сосредоточиться на отдыхе, чем наблюдать суетность тракта и слышать прямо под носом постоянный круглосуточный скрип телег.

К слову, за неимением скота, да и вообще животных, за исключением нескольких сотен редчайших экземпляров, содержащихся под строгой охраной в специальном заповеднике, все торговые повозки тянули за собой голубокожие ассайцы. Иногда было печально наблюдать по пути их изнеможённые лица. Представить только, с каким любопытством и восхищением они наблюдали за нашими могучими лошадьми, везшими нас и наши телеги с лёгкостью пылинки. А сами же торговцы, наверняка завидовали нам, ведь такой транспорт в разы ускорил бы их торговые перемещения и количество сделок, а соответственно и денег. Но никто не показывал нам ни своей зависти, ни дурных чувств. При виде нашего внушительного и грозного на вид военизированного обоза, встречные торговцы сворачивали на обочину и в почтении, желая удачного пути, пропускали нас, ещё долго провожая взглядом и попутно давая перевести дух голубокожим батракам.

— К слову, Рин, в Ринэке есть же автомобили. Вы не пребывали сюда поставлять машины? Без слёз на этих бедолаг, тянущих повозки, не взглянешь… — задался я вопросом.

— Всё дело в нейтралитете и в невмешательстве. Машины — это уже высокие технологии, требующие профессионального обучения мастеров для их обслуживания, строительство новой инфраструктуры, производств. Это толчок к эволюции цивилизации. Также — это преимущество перед другими народами. Всё должно развиваться своим чередом… Мы тоже проходили через такое, и ситуация, когда одни расы оказались в одном мире с другими, более развитыми, не должна лишать их права на самоопределение и свой исторический путь. Если они перепрыгнут столетия своего естественного развития, то пойдёт ли это им на пользу? Или приведет к массовой резне, гибели и революциям? Ведь разве не к этому приводил каждый эволюционный скачок человечества?

— Хм… Но, ведь, оружие и некоторые технологии производства мы им всё же передаём? Разве это не тоже самое?

— Нет. Это не тоже самое. Те немногие технологии и оружие — это вопрос не техногенного скачка других рас и вмешательства в их естественный исторический процесс. Это вопрос гуманитарных соображений, ставящий на чашу весов безразличие к их судьбе или помощь в банальном выживании. Порционная помощь через сотрудничество, исключающая серьёзные исторические изменения. Мы стараемся ответственно подходить к этому вопросу.

— Ясно… В принципе, я так и предполагал, но ты, в очередной раз, отлично всё разъяснила. Ринэка очень мудро поступает… хотя, всё же жаль всех этих несчастных бедолаг, вынужденных трудиться вместо лошади или таскать плуг на ферме.

— Я думаю, нет во всей вселенной не одной цивилизации, которая не проходила бы в своей истории путь рабства и насилия над слабыми. Классовое разделение — неотъемлемая часть эволюции, которая в итоге все равно приведет к равноправию. Мне тоже жалко эти миллионы угнетённых. Но пройдут еще столетия, и история сама поднимет массы на борьбу за свои права и возможности. Это будет их выбор. Будет ли он мирный или кровавый… Но это будет их история. Из гуманных целей мы помогаем им защитить себя и наполнить свои животы. Вмешательство в мироустройство этих людей приведёт к сопротивлению правящих классов и их геноциду, к гражданской войне и бойне, а угнетённые массы, не достигшие ещё своим естественным путём самоопределения, образованности и самосознания, попросту не будут знать, что же делать со своей приобретённой свободой, со своими правами, они не найдут себе места в новом мироустройстве. Вспомни судьбу всех развитых государств, завоёванных варварами и чернью. Какова была их судьба? И как бы внутри себя, я бы не хотела сбросить оковы с рабов всего этого мира, как бы я не хотела облегчить их труд своими технологиями и дарами — я прекрасно понимаю, что это приведет к упадку и деградации, к бесконечным войнам и смертям, к обрушению всей стабильности в этом многоликом и разностороннем мире.

Рин закончила свою речь, но мне было больше нечего ей возразить или ответить. Я не знал, есть ли в её словах заблуждения или она права во всём, потому что мой опыт и знания были несоизмеримо малы, в сравнении с правителем государства, правящего уже тысячу триста лет. Во мне говорили лишь эмоции, в ней же говорили нескончаемый опыт и мудрость.

Сенго поняла мои чувства и решила сменить тему.

— Слушай, Рин, а почему мы передвигаемся на столь сложноустроенных механических лошадях, а не на каких-нибудь вездеходах, и вообще, разве не было бы безопаснее передвигаться на летающих аппаратах через пустошь? Хоть на дирижабле! Пожиратели ведь ещё не научились летать…

Рин и Миранда рассмеялись.

— Сенго, построить дирижабль мы уже пытались. Поверь, это та ещё затея… Из-за трёх лун, имеющих сильное притяжение, притяжение Земли очень низко. Возможно, вы уже адаптировались к нему, будучи «во сне». Но планета имеет очень толстый слой атмосферы, настолько толстый, что без ослабления притяжения лунами нас просто раздавило бы. Получается уравновешивание системы. Мы не ощущаем сильно разницы ни в давлении, ни в притяжении. Но на самом деле — это не так, — Миранда замолчала.

Рин продолжила её речь:

— Так же мы не замечаем того, что над нашими головами бушует извечный ураган. Луны и Земля перетягивают друг у друга тяжёлую атмосферу, словно канат, создавая тем самым мощнейшие её движения. Любой летающий аппарат просто будет неуправляем и разорван на части.

— Хм… Не замечала я ураганов или сильных ветров… — Сенго задрала голову и всмотрелась в небо. — Хотите сказать, что там сейчас самый настоящий смерч?

— Да. Но очень высоко. В теории можно и полетать… До тех пор, пока не нарвёшься на восходящий поток, который унесет тебя в самый эпицентр этого урагана, или нисходящий, который пригвоздит тебя к земле. Да… полетать можно… Только с таким же риском, как ходить ночью по пустоши в одиночку и без оружия… Повезёт — не повезёт прожить ночь… — получив удовольствие от того, что смогла сверкнуть своими познаниями, Миранда улыбнулась.

— Так значит вы всё-таки пробовали покорить воздух…

— Скажем так, — Рин немного погрустнела в лице. — У нас даже был с десяток летательных аппаратов и первое время мы успешно пересекали пустошь, хоть и на небольшой высоте. Но, затем наступила волна неудач и погибли или пропали без вести десятки человек. Мы решили не рисковать и закрыть программу. Ветер непредсказуем… Кстати, в смерч можно попасть и находясь на земле, мы много раз попадали, но это не так страшно, как быть им застигнутым в воздухе…

— Понятно... Значит, всё-таки пешком лучше, — сказал я, и по телу пробежала лёгкая дрожь от картинки терпящего крушение дирижабля.

«Иногда плохо иметь богатую фантазию.»

По телу ещё раз пробежала волна озноба.

— Кстати, однажды, и Рин разбилась на одном из таких аппаратов… — Маринда посмотрела на Рин, словно спрашивая её молчаливого разрешения продолжить рассказ.

— Раз уж начала — рассказывай, — ответила ей кошка.

— Так вот, не успел корабль отлететь далеко от Ринэки, как его резко подняло в воздух на несколько миль ввысь, и он буквально развалился. Выжила только наша Рин. Мы обломки и тела несчастных потом неделю собирали по пустоши. Тогда Рин первый и единственный раз «помяла» свои механизмы… Пришлось неделю ремонтировать, а Рин ходила без руки!

«Какой-то коротенький рассказ… Из Миранды рассказчик никакой.»

— Кстати, на вездеходах тоже не вариант. Нужны запасы топлива с собой возить, — продолжила Рин, отвечая на вторую часть вопроса Сенго, — Надеюсь вы не видели заправок в пустоши? — Рин с Мирандой переглянулись и захихикали. — Да и местность сложная — так удобнее… Вернее только так и можно путешествовать.

— А еще с нашими друзьями можно побеседовать. Они умные и хорошие помощники в различных ситуациях! — Миранда подняла палец вверх и подмигнула. — Верно же Хоанг?

— Может и так, — раздался голос моей механической лошади. — Я думаю, четырёхколёсная повозка не поможет отбиться от ночных атак и не предупредит вас об опасности, господин Кэтсеро. Но всё же… Если вы падете в бою и вас не успеют съесть — будьте уверены, что я верну ваше тело в Ринэку!

«Это лошадь так шутит… Или она серьёзно?»

— И у нас появиться новый друг в стойле, — поддержала Хоанга лошадь Сенго.

— Эй! Полегче с парнишкой! — повысив свой голос обратилась к расшутившимся лошадям Рин.

Лошади тут же притихли.

— Ох! Как вкусно снова пахнет! — восторженно подметил Оока.

— Ло хочет есть! — тут же раздался крик Ло из конца колонны.

Я обернулся. Из повозки, укутавшись в одеяла выглядывала недовольная дорожной тряской и скрипом колёс Ло.

«И ей не жарко сидеть, укутавшись под прямыми лучами солнца??? Дичь какая-то! Как её тепловой удар не хватил ещё…?»

По лицам всех было видно, что они солидарны с нахалкой.

Из окна передней повозки показалось лицо принцессы. Она что-то проговорила Ребелу и тот тоже заявил о том, что неплохо бы остановиться на обед.

— Хорошо! — сказала Рин. — Раз оттуда доносится такой аромат — туда и заглянем на привал! — Рин показала пальцем на небольшую деревню, раскинувшуюся в паре миль у подножья холма справа от нас.

Люди одобрительно поддержали её, и мы через пару сотен метров свернули на прилегающую дорогу, ведущую к сытному обеду и отдыху.

Поселение представляло из себя полсотни простеньких домиков, с изгородями и цветниками на небольших участках. Всё было довольно чисто, аккуратно и упорядочено.

Местные жители с удивлением и чуть ли не открытыми ртами наблюдали за нашей колонной, едущей в центр деревни, туда, где обычно концентрируется вся инфраструктура в виде трактиров, рынка, мотеля и магазинчиков.

В хвосте колонны за нами бежали восторженные ассайские детишки, что-то выкрикивая и махая нам руками. Хоть и детишки мужского пола были ростом с меня, но это не отменяло того, что всё же они ещё дети и подростки.

Было заметно, что такой делегации здесь ещё не было. Наверняка многие, если не все, гадали, отчего легендарная ринейская богиня, о которой они слышали лишь в рассказах, песнях и древних сагах, со своими войнами заглянула именно в их ничем непримечательную деревушку, расположенную на отшибе империи. Некоторые, не зная, как реагировать на столь почтенную особу падали ниц и кланялись.

Как только мы достигли центра и вышли на небольшую площадь, как по велению волшебной палочки перед нами появилась делегация. Во главе делегации стоял скрюченный, чуть ли не пополам, желтокожий старик, обвешанный всякими бусами, браслетами, ожерельями и грузно опирающийся на деревянный резной посох, местами затёртый и почерневший от долгого пользования. Так же внезапно, все те, кто нас провожал вдоль улицы деревни глазами, тут как тут появились на площади и буквально окружили нас кольцом.

Мы остановились.

Старик, едва ковыляя, стал к нам приближаться. Тут же ему на помощь поспешили ассайец с ассайкой. Они взяли его под локти и помогли немного выпрямиться и более уверенно стоять на ногах. По дрожанию бус и едва уловимому позвякиванию браслетов было заметно, что старика переполняло сильное волнение.

— О-о-о! Неужели вы? Я не надеялся при земной жизни увидеть вас! Множество поколений назад мой далёкий предок рассказывал, что был свидетелем Великой встречи на холме, а затем был участником строительства Великой Ринэки и стены, что уходит в небеса! Он рассказывал это своим детям, а они своим детям, а мой отец рассказал эту историю мне. Для меня это были лишь сказки и легенды из детства. Неужели вы здесь? Мои глаза слабы, и я уже на пороге смерти… Может это мои предсмертные видения? Вы ли это?

Рин молча спрыгнула с лошади и подошла вплотную к старику.

— Твои слабые глаза не подводят тебя, старейшина этой прекрасной деревни. Это я.

— Да… Белоснежные волосы, словно водопад ярких звёзд, лицо… и эти глаза, жёлтые глаза… Это вы… Всё как в легендах и рассказах…

— Как зовут тебя, почтенный старейшина?

— Меня зовут Сеал-Наэ, великая богиня, — старик попытался поклонится.

— Не стоит кланяться нам, почтенный мудрец. Это мы должны выразить почтение и почести вам, — Рин протянула руку и положила её на плечо старику, остановив тем самым его потуги склонить голову, которые при каждой попытке вызывали у него неимоверное напряжение и болезненные ощущения.

Старику было тяжело стоять, несмотря даже на поддержку двух помощников, но он продолжил диалог:

— Чем мы удостоены столь величайшей чести? Наша деревня далеко на окраине и даже простые торговцы заезжают к нам не часто.

— Мы держим путь на юг. Мы с восходом выехали из Эриона и услышав аромат вашей выпечки, решили найти здесь кров для отдыха.

Все жители, до этого молчавшие и затаившие дыхание, ловя каждое слово этого исторического для деревни диалога, вдруг зашептались.

Тут вмешался в разговор даже юноша, поддерживавший за локоть старика:

— Вы выехали из Эриона с восходом? Невероятно… До туда минимум двое суток пути. Вы так быстро передвигаетесь?

Старик одёрнул мальчишку:

— Что ты мелишь? Что тебя удивляет, если ты видишь перед собой САМУ Великую богиню!? Что вы все встали, как камни? Неужели вы хотите, чтобы богиня разочаровалась в нашем гостеприимстве и почтении? Живо собирайте лучший ирам и накрывайте столы! — еле держащийся на ногах старик так громко это всё сказал, и в такой манере, что казалось, что он сейчас вот-вот разогнётся, и бросит свой истёртый посох в толпу, чтобы та живее шевелилась, исполняя его приказ.

Тут же толпа засуетилась, огромные мускулистые ассайцы тащили массивные столы, выставляя их прямо перед местным трактиром, девушки сломя голову неслись с подносами и кувшинами. Почему нас не пригласили в трактир, а решили накрыть столы прямо на площади — стало ясно спустя минут десять, которые мы, как раз, потратили на то, чтобы расставить телеги и припарковать лошадей. Оказывается, жители деревни хотели присоединиться к нам и устроить праздник, в честь нашего приезда. Явно все мы в трактире бы не уместились…

Ещё больше жители удивились, когда Суа-Нен вышла из повозки и представилась… естественно, подчеркнув свой титул принцессы и сестры императора. Уже двойной чести, встречать в деревне и богиню и свою принцессу одновременно — ассайцы явно не ожидали и пребывали в каком-то экстазе на грани помешательства.

Стоит отметить, что Ло тоже вызвала неподдельный интерес, особенно её крылья. Никто ещё ни разу не видел эту расу. Хотя и ринейцев видели в своей жизни единицы.

Когда же Ло начала опустошать кувшины Ирама и тарелки, словно скандинавский бог Локи, даже у бывалых выпивох глаза вылезли на лоб.

Мы славно и шумно пировали всей деревней, даже и не заметив, что прошло часа три. Некоторые блюда были местными и в Эрионе мы их не пробовали. Очень понравился ирам. Как нам объяснили: южные сорта отличаются большей нежностью вкуса и пряным ароматом, но пока этот сорт довезут до Эриона, и он постоит в погребах, ирам крепчает и теряет свою «невинность». Здесь же мы пили «молодой» напиток из урожая этого сезона. По голове он бил слабее, но зато позволял вдоволь посмаковать весь свой божественный вкус.

Сонному Таро, который был по большей части ночным животным, тоже обломилось немало угощений. Хоть он и предпочёл бы мясо, или какого-нибудь жителя деревни, но выбирать ему не пришлось. Местным было очень любопытно увидеть в живую хоть и маленькое, но самое страшное чудовище на планете. Кано же, бегала по периметру вокруг клетки и старалась не допустить, чтобы беспечные дети дополнили сегодняшний рацион пожирателя своими шаловливыми ручонками.

Пора было продолжать путь. Захмелевшая Ло снова зарылась в одеяла, попутно икая и недовольно бурча про новые тряски в телеге на сытый желудок.

А захмелевшего и расслабившегося Джона, Суа-Нен затащила с собой в крытую повозку, наглухо завесив шторки.

«Я даже боюсь представить, что его сейчас ждет в этом «девичнике» …»

— Даже интересно, какую роль во всем этом будут исполнять служанки Суа? Может у них такие обычаи? Квартет… — Сенго негромко рассмеялась.

— Почему обязательно надо подумать в этом ключе?

— Кэтсеро, конечно же, наверняка всё прилично… Но не говори мне, что так или иначе, у тебя эта мысль тоже не мелькнула?

— Каюсь… Тем более зная Джона…

Невольно я сам засмеялся и затем помог Сенго сесть на лошадь.

«Да, такое предположить… В чём упрекать Сенго, если я сам так подумал…?»

Мы выезжали из деревни, направляясь по узкой дорожке, вновь, к главному южному тракту, ведущему в Велорию. К ночи, которая уже близилась, мы хотели достигнуть и заночевать на приграничной заставе.

Ещё долго мы оборачивались и видели махающих нам вслед гостеприимных селян. Провожая, они нам дали в дорогу большое количество выпечки, хлеба и лепёшек, чей аромат нас волею судьбы привлёк в эту деревушку на отшибе. Теперь им будет, что рассказать своим потомкам и заезжим торговцам, подобно этому старику, что хранил в своей памяти легенды о Рин и своём пращуре. Старик, опираясь на своих помощников и допотопный посох, тоже, как и все, стоял до тех пор, пока мы не скрылись за горизонтом. У него не было сил махать нам и оживлённо напутствовать, но он улыбался. Его улыбка говорила громче тысячи слов.