Том 1    
Глава 5. Славная охота

Глава 5. Славная охота

Съялти очень любил свою работу и часто задерживался в кузнице допоздна. Нередко он уходил после работы, чтобы встретиться с друзьями, и возвращался домой в то время, когда из-за темноты трудно было точно определить, был ли на дворе вечер, или в свои права уже вступила ночь. Не менее редко и его сын Кнут ждал отца, не желая ложиться спать, пока тот не вернется домой.

И вот в один из таких вечеров, Съялти вернулся домой навеселе, после встречи с друзьями, и обнаружил мальчика, сидящего за столом и ожидавшего его.

— Ага! Я вернулся! — закричал Съялти, распахивая дверь и заплетающейся походкой топая к столу.

— Ты опять поздно... — сонно сказал Кнут, с трудом держа глаза открытыми.

Кнуту тогда было уже десять лет, и он не помнил отца без этих его выходок.

— А ты почему еще не спишь? — спросил Съялти, строго глядя на мальчика, с трудом держа голову прямо.

— Ты бы все равно разбудил меня своим приходом! — начал Кнут, поднимаясь и идя к входной двери, чтобы ее закрыть.

— Кнут, ты — маленький мальчик... — Начал Съялти, но сын его перебил.

— И тем более, кто за тобой-то сейчас присмотрит?! — продолжал Кнут, закрывая дверь за отцом.

— Я и сам могу за собой присмотреть! — тихо говорил Съялти, роняя голову на руку. — Знаешь, мы как-то заночевали в лесу с нашими новыми друзьями, и они, значит, давай говорить: Ты, господин Съялти, укутался бы получше, а не то замерзнешь ночью! А я им такой: Я? Замерзну?!

Он громко рассмеялся. Кнут знал, что отец вспомнил что-то и сейчас начнет рассказывать очередную историю из своих путешествий. И несмотря на то, что Кнут устал, он был совсем не прочь послушать ее на ночь, перед сном.

То, о чем говорил Съялти, случилось в первый год их путешествия. Пламяне, привыкшие к холоду, с трудом переносили жаркое лето. Они впервые испытали на себе то, о чем им когда-то рассказывали жители селения, уже побывавшие в южных странах. От сильной жары и нещадно жгущего солнца можно было прятаться только в тени, надеясь на то, что подует ветер, принося с собой живительную прохладу. Днями друзья прятались в тени деревьев, ища пристанище поближе к пруду или речке. А там была вода, которую можно было пить или в которой можно было искупаться. По вечерам и утрам они шли дальше, лишь ночью ненадолго останавливаясь на ночлег. Сперва они хотели спать днем, чтобы идти ночью, но никто так и не смог заснуть в ужасной жаре и духоте, которая стояла даже в лесу.

Раньше от села до города, от деревни до деревни идти было не больше двух дней, а то и вовсе полдня. На их удивление предупреждения жителей последней встреченной ими деревни оказались правдивы: они уже больше недели не встречали на своем пути ни одного человека или хотя бы избушки, не то что деревни или уж тем более города. Все это сильно настораживало друзей, ведь они не догадались спросить, почему в этих краях никто не живет, но были уверены, что это неспроста. Они хотели побыстрей покинуть края, в которых постоянно стоит такая жара, но опасаясь наткнуться на что-нибудь опасное, они шли аккуратно, и от того медленно, изо дня в день прячась от палящих лучей дневного солнца. Они сильно обрадовались, когда на небе одна за другой стали появляться тучи, а вместе с ними подул и прохладный ветерок. В тот же день, когда это случилось, они шли без остановки, надеясь уйти как можно дальше.

Впервые за долгое время они прошли большое расстояние и сильно устали. Сильная темнота из-за черных туч, затянувших все небо, и недосыпание вызывали у каждого страшную зевоту. Решив раньше лечь спать и наконец выспаться, друзья разбили лагерь раньше обычного. К тому же, скоро обещал быть дождь, и они хотели устроиться так, чтобы не быть им застигнутыми. Трудно было понять, в конце дня или уже начале вечера, они стали разбивать лагерь, потому что в течение всего дня было так же темно, как порой бывало только ночью.

Лениво разжигая костер, Съялти сонным взглядом прошелся по друзьям, каждый из которых занимался раскладываем вещей из походных мешков. Все они выглядели такими же сонными, как и сам Съялти. Но все они тут же забыли про сон и испуганно встрепенулись, когда услышали громкий возглас со стороны кустов.

— Кто вы такие? Что здесь делаете? — все друзья развернулись и стали смотреть в его сторону.

На пламян смотрели четыре стрелы, готовые сорваться с натянутой тетивы каждого из четырех луков. Будто тени, скрывшись в дорожных плащах и спрятавших под капюшонами лица, четыре человека ждали ответа.

Одд оглядел растерянных друзей, а потом повернулся к незнакомцам.

— Мы — пламяне… — сказал он неуверенно, но подумав о том, что далеко не все знают его маленький народец, добавил. — Мы путешествуем и остановились тут на ночлег…

— Я вижу, что вы не артисты и тут не представление решили устроить! — прервал его твердый тренированный голос. — Я хочу знать, зачем вы сюда пришли!

— Да мы просто мимо проходим… — начал было Съялти, но голос перебил и его.

— Не лги мне!

В это время Королл, что находился дальше всех, кинул взгляд на оружие, которое они сложили чуть в стороне от себя. Они все время прислушивались и шли тихо, так что совсем не думали, что их застанут врасплох. Но это случилось, и пламяне, которые имея в руках оружие могли бы дать бой напавшим, теперь были безоружны и наверняка будут убиты, если сделают хоть одно неверное движение.

— Тахир, — послышался скрипучий усталый голос, — они не похожи на лазутчиков. Лазутчики должны знать, что эти земли охраняются, и наверняка будут все время при оружии.

— Да, вон оно лежит. Да и не похоже оно на вилы, да лопаты деревенские! — уже не так уверенно и грозно, как раньше, сказал первый голос.

— Они же сказали, что они — пламяне. Мне доводилось с ними иметь дело… Или нет. Просто слышал… — скрипучий голос примолк.

— К делу Пир! — поторопил его первый голос.

— Они с малых лет учатся сражаться оружием. Не только будущие воины, а вообще все. Так что нет ничего странного, что у этих людей есть при себе оружие. — ответил Пир.

Из-под капюшона, за которым должен был скрываться Тахир, послышался вздох. Сперва его лук, а потом и все остальные опустились.

— А кто вы такие? — решил спросить в ответ Одд, чувствуя, что атаковать их уже не собираются.

Четверо незнакомцев вышли в свет огня от костра, и друзья увидели, что те чуть выше, чем в пол роста.

— Гномы! — радостно воскликнул Съялти, когда те сняли свои капюшоны.

Он был так же удивлен, как и трое его друзей, но в отличие от них, был несомненно рад увидеть не человека. Вскоре его радость с интересом разделил и Сигурд.

Их серо-зеленые плащи с капюшонами, в которые были вшиты ветки и трава, делали их менее заметными в лесной чаще. Копья, молоты, луки были не маленькими, но вполне удобно свисали у них по бокам. Борода у двоих, как и у некоторых викингов, была заплетена в косички, у прочих ее не было вовсе. Легкая кожаная броня, едва отличимая от простых рубашек, хорошие штаны и сапоги были всей их одеждой, кроме плащей. В остальном, если не считать их роста, они ничем не отличались от обычных людей, вопреки рассказам пламян, встречавших гномов в своих Походах Храбрости.

После недолго общения, строгость и недоверие гномов быстро ушли, и те приняли предложение друзей устроиться на ночлег вместе. Они так же, как и пламяне, сильно устали, передвигаясь днем похожим образом. То были четыре гнома из рода Рубинового Цветка, и жили они по другую сторону громадной горы, что виднелась на юге. Даже высокие кроны деревьев не могли ее скрыть. Гномы привыкли жить в тени этой горы или ее пещерах, где не было такой сильной жары, которая доставляла столь сильные неудобства тем, кто к ней не привык.

Пир был самым старшим из них по возрасту. Его пушистые, растрепанные во все стороны волосы были настолько белы, что казалось вся его одежда, призванная маскировать хозяина среди зелени лесов и черноты гор, была будто покрыта сединой. Или он носил ее уже так давно, что она просто давно выцвела. Он знал о мире больше остальных, и пламянам повезло, что старик слышал об их поселении, иначе разговор бы затянулся или вовсе кончился бы плохо. Но несмотря на свою мудрость, он едва ли выглядел таковым, потому что был все время чем-то недоволен и все время на что-то жаловался. Тахир, гном, который допрашивал друзей при встрече, был самым молодым из них, но в то же время именно он командовал их отрядом.

— Не сочтите за грубость, но мне кажется это странным. — сказал Одд, когда услышал об этом в разговоре с Пиром.

Пир с Оддом решили остаться в дозоре первыми и спокойно говорили, пока все остальные укладывались спать. Только один Тахир мерил шагами землю, взволнованно оглядывая округу.

— Так уж у нас заведено, господин Одд. — сказал он, подходя ближе к Одду и Пиру. — Меня учили командовать и управлять. Братья Пир и Фуад воины, и всю жизнь сражаются. Они лучшие бойцы нашего отряда. А Нияз — разведчик, следопыт. Это он выследил вас, когда приметил странные следы, пересекающие наш путь.

— Не уж-то мы так много следов оставляем за собой? — удивился Одд, думая о том, что он и его друзья ступают на землю, почти не оставляя вмятины в ней после себя.

— Да, еще как. — усмехнулся Пир. — Нияз ни на метр их не терял.

— Я? Замерзну?! — послышался голос Съялти, который укладывался рядом с двумя гномами, и лесную тишину наполнил громкий смех.

— Повезло нам, что вы не напали сразу. — растерянно сказал Одд, ненадолго утеряв нить их разговора, когда их соседи засмеялись. — Я так понимаю, это из-за того, что вы охраняете эти леса, тут никого нет?

— Это не из-за нас. — ответил Тахир, который понемногу стал успокаиваться и, расслабившись, сел около огня рядом с Оддом и Пиром.

Сейчас вся компания разместилась под крышами двух шалашей, которые они сделали из палок и листьев, в ожидании начала дождя. И Тахир, до этого момента, был единственный, кто ходил вокруг них и всматривался в темноту леса.

— Это из-за эльфов, которые когда-то тут жили. — тихо сказал Тахир. — Они были очень горды и не хотели ни с кем общаться. И нас с этой стороны горы прогнать хотели. Только вот дали мы им отпор, и они перестали на нас нападать.

— Не дали мы им никакого отпора, мальчик. — пробубнил Пир. — Не знаю, кто тебе сказал такую глупость. Они хоть и не общались ни с кем, да вот как воевать знали.

Пир тяжко вздохнул, помолчал, а когда понял, что собеседники не собираются говорить, а ждут, пока скажет он, причмокнул несколько раз губами и продолжил.

— Как вчера помню: два огромных войска. Посреди леса. Да кто уж удумал драться в лесу двум огромным армиям, да и еще против эльфов! По-дурацки мы поступили. И гнали эльфы нас, и резали как овечек, но были и те, кто смог им противостоять. Это был не долгий, но очень кровопролитный бой.

— И как же мы тогда победили? — Тахир недоверчиво уставился на старика.

— И вот тогда! — Пир поднял вверх палец, чтобы ему дали сказать. — Тогда и прилетели они! Три огромных дракона. Кто говаривал за кровью они потянулись, а кто говорил злобу двух армий почуяли. Не знаю, что им было надо, да как они там очутились, только вот напали они, да поубивали почти всех, кто там был. У нас, кто успел в гору ушли, а вот эльфов, как я слышал до самого Призрачного города гнали, да и его весь разрушили.

— Призрачный город, — это эльфийская крепость. — пояснил Тахир Одду, заметив его непонимающий взгляд. — Точнее это был город, до того рокового сражения. Но мне говорили, что его разрушили и разорили мы…

— Нас там не было после того сражения. — снова пробурчал Пир. — Это те драконы и уничтожили его.

— А откуда ты все это знаешь? — удивился Одд.

— Я там был. Я сражался тогда, но смог выжить. — ответил старик. — А о том, что произошло после, нам рассказывал эльфийский мальчик. Мы были в дозоре, когда он набрел на наш отряд. Голодный и изнуренный. У него всю семью убили, когда пал город. Мы помогли ему, и какое-то время он ходил с нами, а потом ушел к своим. Мы поддерживали с ним связь, обменивались новостями. Это хороший способ защитить наши народы, если мы будем знать об опасностях, даже когда они только на подходе. Но неделю назад он сообщил нам, что в городе снова объявился дракон, и эльфы решили дать ему бой. С тех пор он пропал, и никаких вестей, ничего.

— Вот мы и отправились узнать, что случилось. — зевая, сказал Тахир. — Наш царь не захотел терять такого ценного союзника. Хотя многие были против. У нас до сих пор не доверяют эльфам…

— Их ненавидят и презирают, и дело совсем не в доверии. — перебил Тахира Пир. — Глаза б мои их больше не видели!

— Но вы же помогли тому мальчишке?! — удивился Одд.

— Он был другой. — тихо ответил Пир. — Нормальный.

Одд не понял, что значило «нормальный» в понимании Пира. Но спрашивать не стал, очень уж злым выглядел старик, когда вспоминал про эльфов. Тахир вскоре отправился спать, оставив Пира и Одда наедине с дождем, дожидаться пока их сменят те, кто уже поспал. За все последующее время до сна Одд не проронил ни слова, обдумывая все, что рассказали гномы. А Пир только пару раз пожаловался на холод, да ноющие кости, которые предвещали еще большее похолодание.

Утром Одд проснулся от громких и веселых криков Съялти.

— Ну пожалуйста! Мы никогда не видели таких больших драконов! — радостно говорил он, быстро позвякивая ложкой-мешалкой по краям котелка, в котором кипела похлебка.

Одд понял, что он последний, кто еще не проснулся, и стал подниматься на ноги. В это время Сигурд оттолкнул чересчур энергичного Съялти от котелка, чтобы тот не мешал присматривать за едой.

— Что происходит? — спросил Одд, оглядывая друзей.

— Съялти отправиться с ними хочет, — Сигурд кивнул на гномов, — чтобы помочь победить дракона, если он и правда там будет.

— Это не разумно и слишком опасно! — воспротивился Тахир. — Сражаться…

— Они сказали, что они — пламяне! — к удивлению Одда, Пир занял сторону Съялти. — И если они не лгут, то они могут сражаться так, как не смогут многие из нас!

— Они еще слишком малы, чтобы сражаться с драконом! — взъерепенился Тахир, чем вызвал улыбку у Нияза и Фуада. — Думаешь они уже сражались с такими чудовищами?

— А сколько убил драконов ты, брат? — перебил его Пир, сделав ударение на последнем слове. — Нияз, Фуад, сколько вы убили? Хоть с одним дрались?

Два гнома синхронно помотали головой в знак отрицания.

— Только я тут имел дело с драконом! — вскинул вверх кулак Пир и стал им махать. — И я бежал от него, и прятался, потому что не знал, что делать в таком бою.

Четверо друзей стояли на местах и ошеломленно наблюдали за перебранкой гномов, но когда те замолкли, Королл вдруг спокойно сказал:

— Да, драться мы умеем. Но не с большими драконами.

— А ты что скажешь, Одд? — взволнованный Сигурд повернулся к нему, дуя на похлебку в ложке и опрокидывая ее помимо рта.

— Да, что думаешь, господин Одд? — поинтересовался Тахир.

— Мы не дрались еще с такими драконами, но ведь ради этого и отправились в Поход Храбрости: закалить наше оружие и умы. — пожал плечами Одд, подошел к Съялти и стукнул того кулаком в плечо. — И кровь поуспокоить.

Съялти, а с ним Нияз и Фуад, рассмеялись.

— Лишь бы она не застыла, навсегда. На каком-нибудь камне. — раздраженный очередной идеей брата, прошептал Королл, чтобы его никто не слышал.

Так и было решено, что четверо друзей поддержат четырех гномов в их охоте, и они отправились дальше вместе.

Через день они уже шли, углубляясь в прохладный лес. То ли дожди сделали свое дело, то ли действительно лес был так глубок, что жара не могла сюда проникнуть, то ли это была эльфийская магия, как говорил Фуад. Как бы то ни было, всем была по душе эта прохлада. А в середине следующего дня они перешли на крадущийся шаг, потому что Нияз обнаружил, что за ними следят, и Тахир сказал всем быть осторожнее.

— Ты слышишь что-нибудь? — шепотом спросил Пир у Нияза.

— Нет. — так же тихо ответил Нияз.

— Так это ведь хорошо! Или нет? — удивился Съялти, стараясь сохранять голос таким же тихим, как и его спутники.

— Нет, это не хорошо. — ответил Нияз. — Лес замолчал. Совсем. Нет ветра, нет пения птиц. Значит опасность близко. Мне кажется, они здесь.

— Кто? — спросил Одд, и будто ответом на его вопрос вокруг них зашелестела листва кустов и деревьев.

Их снова окружили, но на этот раз не гномы, а эльфы. Одеты они были просто: крепкие сапоги, штаны и длинные рубахи. Сквозь короткие вьющиеся черные волосы, высовывались маленькие растопыренные остроконечные уши. На вытянутых лицах было видно неодобрение.

Два копья, два лука и одна железная трубка были направлены на гномов и людей. Тот эльф, что держал трубку, выдвинулся чуть вперед и довольно тихо, но так, чтобы все слышали, произнес:

— Что вы здесь забыли? — его вопрос сопровождался презрением и беспокойством в его глазах.

— Илларион! — откликнулся Пир.

— Подождите, стой Крат!

За спиной у эльфа хрустнула ветка, и он сразу туда обернулся. Но помимо пяти вооруженных эльфов, оттуда вышел еще один, молодой и совсем без оружия. С виду он был немного младше самих пламян. Эльф с железной трубкой обвиняюще уставился на последнего.

— Прости! — виновато ответил тот и направился к Пиру. — Это мой связной. Думаю, они пришли помочь! Здравствуй Пир!

— Привет братец! — ответил Пир.

Молодой эльф подошел к старому гному, присел на одно колено, и они обняли друг друга. На лицах всех эльфов и гномов отразилось сильное презрение.

— Нам не нужна помощь жалких гномов… — начала говорить одна из эльфов, но Крат ее перебил.

— Не сейчас Клио! — он огляделся. — Уходим, потом разберемся. Он поблизости.

— Кто — он? — спросил в недоумении Съялти, хотя всем остальным уже было понятно.

— Дракон! — шепнул Тахир и шмыгнул за Кратом.

Вновь увеличившаяся компания двинулась вслед за предводителем эльфов. Все, кроме четырех друзей, шли не только быстро, но и почти бесшумно, едва задевая ветки и листья кустов, которых был полон этот лес. Все они шли так тихо, что друзья слышали только свое дыхание, которое было громче, чем любой шаг эльфа или гнома. Деревья и кусты густого леса быстро сменяли друг друга, и Одд обнаружил, что они идут уже по едва заметно каменной дорожке. А вскоре и все остальные обратили внимание, что проходить они стали мимо каменных стен, покрытых сползающей сверху лозой или мхом. Эти стены уже приходили в негодность, а некоторые и вовсе разваливались, но чем дальше группа двигалась, тем лучше было понятно: они уходят вглубь древнего города.

— Зачем ты привел нас в город? — удивился Тахир, когда все начали сбавлять темп и осматриваться.

— Этот дракон не такой ужасный, как те, которые уничтожили наш род. — ответил Крат. — Тут у нас будет шанс победить его без потерь.

— А… Много вас осталось? — спросил Съялти, вспомнив рассказ Пира о том, что гномы спрятались от драконов в горе, и тогда чудища накинулись на эльфов.

— Все, кого видишь тут. — ответил Крат, указывая на пятерых своих спутников, а потом снова сменил тему, возвращаясь к опасности, которая им угрожала. — В городе много улочек и домов, тут нам будет проще затеряться. Он не сможет пролезть в каждую щель, а значит и по нашему следу ему будет идти труднее. Сейчас пойдем, возьмем оружие понадежнее, устроим засаду и убьем его одним махом. Потом вы сможете продолжить свой путь, но сейчас куда бы вы не пошли, он учуял ваш запах и погонится за вами.

— Мы шли сюда именно убивать дракона. — ответил Тахир. — Илларион перед своим исчезновением сообщил, что вы наткнулись на дракона, и наш царь отправил нас на подмогу.

— Неужели?! — Крат с недоверием отнесся к желанию самого царя гномов защитить вражеского мальчишку.

— Он делился с нами информацией о том, что происходит на ваших границах, и является более чем ценным союзником. А для кого-то… — Тахир слегка поморщился и посмотрел на идущего рядом Пира. — Он является и другом.

— Нам нет смысла продолжать вражду. — отмахнулся старик, с неким отвращением и недоверием относясь к собственным словам. — Земли эльфов нам не нужны, а даже если бы их было больше, чем шесть, то угрозы они нам уже не представляют.

— Как бы не хотелось это признавать, но старик прав, Тахир. — Крат поддержал Пира и обратился к одному из своих эльфов. — Мина, сколько у нас времени, прежде чем дракон нас догонит?

— Он обычно на полчаса от нас отставал, и в городе ему придется нас поискать. Думаю, у нас есть час. — ответила девушка.

— Отлично. — облегченно сказал Крат, немного сбавляя темп. — Этого нам более, чем достаточно.

Друзья двинулись за эльфами и гномами не так быстро, как шли их спутники. Пламяне, открыв рты осматривали дома, уходящие вверх так высоко, что их крыш не было видно. Все тут было округлым: и колонны, подпирающие крыши, и стены домов, и даже мосты, которые иной раз заплетались между собой. В самом городе было много ярусов, и Крат вел с самого нижнего, все выше и выше, пока они не оказались на широкой площади. Оттуда Крат повел всех к тому ее краю, который уходил в густой золотой лес, но не такой, как тот, что остался внизу, а такой, что рос прямо на крыше того яруса, куда они поднялись. Золотым лес казался, потому что все листья на деревьях были исключительно желтого цвета, а их стволы темно-бордового окраса.

— Кузнечное дерево! — ахнул Фуад.

— Кузнечное? — спросил Сигурд, желая узнать, что это значит.

— Да, его так у нас прозвали, потому что оно горит долго и очень жарко! — ответил Фуад. — Я всего лишь однажды ковал с ним. Железо плавится на глазах и становится как вода.

— Мы сюда пришли, потому что тут находилась лучшая наша кузница. Я никогда не встречал таких драконов раньше и смутно представляю себе, какое оружие нам понадобится. — сказал Крат. — Я знаю только, что он огненный дракон.

— Значит нужно то, что дракон не сможет сжечь. — пожал плечами Нияз, и один из эльфов презрительно хмыкнул, но ничего говорить не стал.

— Как выглядит дракон? — спросил Пир.

— Мирон? Ты его лучше других разглядел. — обратился Крат к еще одному эльфу.

— Он красный… Э-эм, правда не весь. Вроде бы, лапы и хвост у него рыжие. А еще шипы по всей морде и спине. — ответил тот.

— Пламянос. — тут же откликнулся Фуад. — Я про таких читал. Он может поджигать свое тело. Ему от этого ничего не будет, а вот нам туго придется.

Тахир зло сплюнул.

— Вот не хватало нам еще таких! — сказал он.

— Это еще не худший вариант. — сказал Пир. — У шипорогов так много шипов, и они так часто крутятся, что оружием по ним попасть очень трудно. А те, что напали на две наши армии, вообще были бедствием, не меньше.

Кузница, куда они пришли, представляла из себя несколько печей и наковальнь, укрытых широкой крышей. За ней находился огромный склад, где были тысячи доспехов, мечей, молотов, копий и прочего оружия, которое сияло и светилось в полутьме.

— Копья и молоты! — скомандовал Крат. — Мечи нам не помогут. Берите огнеупорные доспехи и щиты. Люди, подготовьтесь тоже.

— А вы? — спросил Королл у Тахира, так как гномы даже не двинулись и остались при входе.

— Мы уже готовы к схватке. — ответил он. — Мы сюда пришли сражаться с драконом, и на нас доспехи, которые смогут защитить от жара, а наше оружие сможет пробить даже крепкую шкуру дракона.

Эльфийские доспехи, которые стали примерять на себя друзья, оказались довольно тяжелыми, но не выглядели надежными. Сигурд подумал, что это из-за того, что они защищали от огня, а вот от ударов, скорее всего, нет.

— Возьмите луки. — посоветовал друзьям Крат.

— Я не слишком хорошо стреляю, куда лучше управляюсь в ближнем бою. — отмахнулся Съялти и задумался. — Молот или копье?

— Бери то, чем лучше владеешь. — сказал Крат.

— Он одинаково владеет и тем, и другим. — сказал Королл, принимая из рук Мирона лук.

— Плохо стреляет, значит учился. И владеет хорошо разным оружием. Вы вообще кто? — спросил Мирон.

— Пламяне. — ответил ему Одд, и эльфы уставились на них, а на лице каждого выразилось удивление: было видно, они слышали про Пламян.

— С трудом верится в такое везение: гномы пришли нам помочь биться с драконом, да и еще привели с собой не просто каких-то людишек, а Пламян! — на лице Крата появилась усмешка, а глаза подозрительно сощурились. — Бой будет легче, чем ожидалось, если вы те, за кого себя выдаете. Но не стоит рассчитывать на совсем легкую победу.

— А что это такое? — спросил Сигурд, указав на железную трубку, которую крат закинул на плечо, идя к выходу.

— Ружье. — ответил Крат. — Оно досталось мне от деда. Я туда могу поместить камешек или железный шарик, потом магией его оттуда быстро вытолкнуть. Бьет и дальше, и сильней, чем любая стрела. Когда-то такие использовались в империи, которая потом разрушилась. Сейчас от нее остались в основном Страна Речных Островов и Страна Водопадов. Правда, в той империи их использовали без магии. Они что-то взрывали внутри, было очень неудобно из-за того, что надо было часто чистить копоть, иначе ружье приходило в негодность.

Вся компания отправилась вниз по ярусам, потому что Пир сказал, что лучше всего будет сражаться с драконом там, где ему, дракону, неудобно, то есть там, где тесно. Эльфийка Мина все время сообщала, сколько примерно времени остается до прибытия дракона. Атмосфера, которая только-только стала налаживаться и из презрительно-враждебной превращалась в дружелюбно-теплую, стала исчезать. Постепенно всех поглощало волнение, а их сердца наполнялись страхом перед зверем, с которым еще никому не приходилось иметь дело. Придя в тесный переулок, все попрятались по двум этажам противоположных домов и стали ждать. С каждой секундой ожидания волнение уходило, а ему на смену приходил еще больший страх, усиливавшийся до тех пор, пока не стало слышно тяжелое дыхание того, чей размер должен быть огромен. Все, кто присутствовал тут, уже принимали участие в сражениях, и как только они поняли, что отступать уже поздно и их враг перед ними, страх покинул их, сменившись боевой яростью.

Сигурд аккуратно выглянул через окно, чтобы рассмотреть дракона, но не смог его увидеть. Где-то сверху тот цепкими лапами хватался за крыши домов и вынюхивал своих врагов. Послышался треск, дракон оступился и свалился с крыши вместе с ее осколками. Он упал на землю между домами и ему на лапу приземлился огромный камень. Дракон взвыл от боли, полыхнув струей огня из пасти сперва в одну сторону, а потом в другую. Порычав еще немного, он притих и стал вынюхивать и выслушивать гномов, эльфов и людей. Тогда-то Сигурд и смог его разглядеть.

Как и говорил Мирон, у дракона было красное тело, которое становилось рыжим ближе к лапам, хвосту и голове. Шипы тянулись в два ряда по всей его спине, а костные отростки виднелись на носу, на челюсти и под ней. Глубоко-черные зрачки-щелки зло оглядывались, стараясь заметить любое движение.

— Приготовьтесь! — прошептал сидящий рядом с Сигурдом Пир.

Почти сразу за его словами прозвучало громогласное: «Стреляйте!» и из окон, окружавших дракона, показались луки и одно ружье. Зашелестели стрелы, стремящиеся к чешуе дракона, и прогремел выстрел. Но только железный шарик, вылетевший из ружья, пробил пасть чудищу насквозь. Однако, он был слишком маленький, чтобы причинить серьезный вред огромному чудищу, а стрелы застряли в чешуе лишь пробив ее. Все это не причинило вреда дракону, а только боль, которая вызвала неистовую ярость. Фуад был прав, и это оказался пламянос: дракон воспламенил все свое тело, сжигая стрелы, вонзенные в него, и выдохнул струю огня прямо в первый этаж, а потом стал поднимать ее ко второму, где был Сигурд.

— Щиты! — послышался голос снизу, а потом эта команда прозвучала и на втором этаже, рядом.

Сигурд закрыл себя от огня, проникающего через окна, и обнаружил, что щит отводит языки пламени в сторону от себя, позволяя дойти до хозяина только теплу огня, и не давая ему испепелить Сигурда до пепла. Снизу послышались возгласы, и с двух сторон все, кто был на первых этажах, напали на дракона с копьями и булавами. С верхних этажей продолжался обстрел из луков, чтобы отвлекать чудовище. Только Одд и пара эльфов побежали куда-то вверх, на крышу.

У Одда появился план. Он увидел, как камень упал дракону на лапу и оставил небольшую рану на ней. Тогда он решил, что если на самого дракона упадет камень еще больше, то это может помочь победить зверя. Эльфы согласились с его планом, и они отправились на крышу, где можно было найти такой камень и сбросить его на пламяноса.

В это время внизу продолжалось сражение. Королл, Съялти, Крат, Тахир и Фуад пытались атаковать противника, который все время вертелся, размахивая мощным хвостом и изрыгая пламя. Стрелы, которые сыпались на дракона и должны были его отвлечь, не помогали. Они были способны пробить его шкуру, но сгорали в пламени вокруг его тела и не долетали до цели. Поэтому все внимание дракона было приковано к противникам на земле, которые то старались заколоть или ударить его, то прятались за щиты, спасающие от губительного огня.

Выловив момент, дракон ударил Крата хвостом, и тот выронил щит и булаву. Когда пламянос развернулся к Крату мордой, Съялти и Королл усилили попытки его достать, а Тахир даже метнул в него копье, но дракон, видимо, решил сперва сжечь того, кого сумеет, а потом заняться остальными.

— Ну уж нет! — выкрикнул Пир и выпрыгнул из окна, и целясь копьем в морду дракона.

Пламянос обратил внимание на крик и отодвинул голову. Копье Пира вонзилось в землю, а сам гном покатился кубарем. Едва двигаясь после падения с высоты, Пир не мог подняться. К морде пламяноса подскочил Тахир и стал пытаться ударить его по морде булавой, перенося внимание с друга на себя. Но дракону был совсем не интересен гном с щитом. Ему было интересней сжечь тех, у кого не было защиты. Он шагнул вперед, отбросил мордой Тахира в сторону, и всполох огня полетел к Пиру.

Времени, которое Тахир дал своим союзникам, хватило, чтобы Крат притянул магией к себе свой щит, подбежал к Пиру и укрыл за своим щитом себя и гнома. Щит встретил струю огня, но она не прекращалась, и щит стал нагреваться, грозя вот-вот расплавиться. Тогда-то на спину пламяноса и упал огромный булыжник, прервав огненное дыхание и сбив врага с ног. Пламя по всему телу дракона ненадолго погасло. Послышались крики, и два копья Съялти и Королла вонзились в задние лапы чудища. Булава Тахира наконец достигла цели, и голова пламяноса отклонилась в сторону от сильного удара. Раскаленный щит Крата упал, из ружья в руках эльфа прозвучал выстрел, и маленький камень прошиб глаз врагу. Пламя вокруг тела дракона, которое только что успело вновь разгореться, тут же погасло, а булава Тахира вдолбила голову ящера в землю с неестественно огромной силой.

— Победа! — послышались голоса Одда и эльфов откуда-то сверху.

— Он… Мертв? — спросил Королл, настороженно тыкая копьем в лапу пламяноса.

— Я думаю, — ответил Крат, переводя дыхание, — что если бы он был все еще жив, то уже снова бы загорелся.

— Из-за того, что Старик Пир был ранен, гномы еще на какое-то время решили остаться с эльфами. — говорил Съялти, грея пальцы об уже догорающую свечу. — Теперь, после того сражения, где гномы защищали эльфов, эльфы гномов, их вражде пришел конец. Вот тогда мы и поняли, что не стоит искать врагов среди друзей, а вот поискать друзей среди врагов, — занятие стоящее… Понял?

Съялти перевел взгляд с тусклой свечи на своего сына и обнаружил, что тот уже давно крепко спит. Огорченный тем, что Кнут не услышал конец истории, Съялти усмехнулся, взял сына на руки и понес его в кровать. Отец надеялся, что быть может, сын услышал окончание истории через сон, а такое запоминается надолго.