Том 1    
Глава 4. Первое сражение

Глава 4. Первое сражение

Кнуту было шесть лет, когда Съялти решил рассказать ему историю о том, как они встретились с первыми трудностями после уходя из селения. Съялти часто отправлялся в Чудной лес и брал с собой сына, а бывало и Инис с Адинией. Там он искал разные палки для растопки печи в доме или кузнице, где он работал. В Чудном лесу были деревья, ветки которых горели долго и давали много тепла, потому именно его и облюбовал кузнец Пламян, но на этот раз он решил разнообразить свою прогулку и отправиться в лес с другой стороны от селения. Этот лес назывался Гористым, потому что там было много больших и маленьких гор, встречались крутые склоны и было много снега. В одних местах леса можно было встретить полянку, на которой росли цветы и трава, а в других сугробы по колено взрослому человеку.

Кнут и Съялти уже почти весь день ходили по лесу, скорее просто наслаждаясь прогулкой, нежели что-то пытаясь найти. У них в руках были ветки, которые они время от времени поднимали с земли.

— Мы тогда уже много успели исходить в поисках приключений. Давно уже ушли из селения, но Сигурд и Одд все еще не очень ладили... — Рассказывал Съялти очередную историю сыну, пока в его руках весело покачивался хворост.

— Кто такой Сигурд? — перебил отца Кнут.

— Ох, я же не раз о нем рассказывал, да ты и видел его.

— Нет, я его не знаю.

— Видать, забыл уже. Ну, в твоем возрасте не многое такое помнится. Ничего, ты еще его встретишь, уверен, тогда и вспомнишь.

— А почему они не ладили?

— Ну, Одд и Сигурд сильно различались. Одд — решительный, задира! Который нравился очень многим, тем более большинству девушек, а Сигурд был мечтательным и спокойным, его мало волновали обычные житейские тягости. Во-о-от. — протянул Съялти, смотря в небо и раздумывая, что именно сказать дальше. — Так-то силой они были равны и не раз это выясняли. Один раз побеждал Одд, другой — Сигурд. А когда мы были еще в селении, им понравилась одна и та же девушка. Конечно, Одд был наследником вождя, и у него было больше шансов, так-то оно в конечном счете и сыграло свою роль: она выбрала его. Родила ему Инис спустя много лет. Но это не суть. Когда мы уходили в Поход Храбрости, Сигурд был сильно подавлен, прям сам не свой. Помню, мы тогда пытались его развеселить, а ему только и ругаться на нас охота была. Он ни с кем не хотел общаться и почти ничего не говорил, но он был нашим, уже давним, другом и пошел с нами. Мы, четверо сильнейших, ушли из селения за несколько лет до конца обучения, — Съялти выпятил грудь то ли от важности, то ли хотел казаться больше или значительней, — просто сбежали, не считая, что нам стоит дальше обучаться сражаться. Нам говорили, что это не так, и мы, чтобы доказать всем, на что способны, просто тихо ушли одной ночью. О как! Ничего никому не сказали!

Уже пара месяцев прошла, как четверо друзей покинули родное селение и бродили от одной деревни к другой, помогая в них по мелочам жителям за пропитание в разных делах. Кому-то яму выкопать надо было, кому деревья в лесу заготовить для зимы, кому на поле помочь. Сигурд и Одд продолжали ссориться. Бывало даже до драк доходило. Разговор с Кайей решил их вражду за руку возлюбленной девушки, но Сигурда это со временем только раззадорило, и он стал спорить с Оддом, кто из них будет интереснее девушкам. Все они знали, что девушки всегда обращали свое внимание на Одда, обделяя им Сигурда, но сейчас это было не важно. Одд считал, что новое соперничество с другом поможет Сигурду забыть о несчастной любви и снова наслаждаться жизнью, как это было раньше. Поэтому он всегда с рвением принимал вызов Сигурда, а Съялти и Королл радостно за ними наблюдали. Однако, иногда они спорили или ругались просто потому, что уже привыкли это делать.

— Похоже, нет животных в этом лесу. Я никого так и не увидел. — сказал Сигурд, закидывая на плечо свое копье, с которым он уходил охотиться.

— Может, это потому, что ты громко топаешь? — стал дразнить его Одд.

— Может, это потому, что ты говоришь слишком громко? — стал дразнить его в ответ Сигурд.

— Может, хватит? — устало сказал Королл, подходя к ним. — Тут действительно нет никаких зверей, странно.

Он почесал затылок, задумавшись, почему же тут никого нет. С утра, когда они покинули последнюю деревню, они все время шли дорогой, которая проходила густыми лесами, полями с травой или огромным прудом, который они обходили не меньше часа. Все говорило о том, что тут плодородные земли, и то, что в этом лесу не было никакой живности, казалось очень странным. Королл задумался над этим, пока Одд следил за костром и ругался с Сигурдом.

— Ну, с голода мы не помрем. — сказал Съялти, когда сам вернулся с охоты и услышал опасения друзей. — В том пруду, который мы проходили недавно, полно рыбы.

Он действительно принес с собой много рыбы. Достаточно, чтобы друзья наелись до отвала и отправились дальше в путь. Они шли по дороге, планируя к вечеру прийти в деревню, про которую им говорили в последнем поселении, где они были. Беззаботно болтая о разных мелочах и планах на ближайшее будущее, они спокойно шли по дороге, иногда разглядывая лес. Там, между деревьями, гулял только ветер, заставляя их шуметь листвой. Никаких животных в этом лесу никто так и не увидел. Было слышно только редкое щебетание птиц.

Когда солнце приблизилось к горизонту, они увидели частокол. Наконец, появилась деревня, в которую они шли. Одд с удивлением отметил, что частокол был как будто поставлен наспех. Во многих местах он почти развалился и пользы от него не было, а в тех местах, где он совсем упал, были выкопаны широкие, но неглубокие ямы.

Войдя в открытые ворота, которые тоже едва держались на петлях, грозя вот-вот упасть, друзья стали рассматривать деревню. Редкие жители, что встречались им на улице, были очень худыми. Некоторые были худыми настолько, что через кожу можно было увидеть кости. Они медленно передвигались по улице или и вовсе сидели, прислонившись к стене дома, лениво кидая взгляды на путников, что к ним пожаловали.

Обычно, когда они приходили в какую-то деревню, ее жители с интересом смотрели на путешественников и выходили знакомиться, но в этой всем было все равно. Только один маленький мальчик, который играл на дороге, поглядев на друзей, быстро вскочил и куда-то убежал. Они остановились в центре деревни, не зная куда идти и у кого спросить, можно ли тут переночевать. Тогда к ним навстречу и вышли два мужчины, ведомые тем мальчиком.

— Здравствуйте. — устало сказал один из них, указав на себя, а потом на стоящего рядом. — Я — Бронислав, староста этой деревни, а это Тихомир, мой помощник. Можем ли мы чем-то вам помочь?

И Бронислав, и Тихомир были взрослые, но довольно молодые мужчины, на исхудалых лицах которых читалась скорбь и усталость. Но говорили они спокойно и добродушно, поэтому друзья поклонились им, положа руку на сердце, как это было принято в этих землях, не обращая внимания на то, что староста и его помощник так не делали.

— Здравствуйте. Я — Одд. — Одд стал говорить первым. — Это мои друзья: Сигурд, Королл и Съялти. Мы путешествуем и пришли спросить у вас, можно ли переночевать? Мы можем помочь вам с чем-нибудь, чтобы не быть нахлебниками. Частокол вам починим или…

Староста развернулся и пошел назад, в свой дом. Тихомир махнул рукой, приглашая друзей следовать за ними.

— Вы не сможете нам ничем помочь. — грустно сказал Бронислав. — Нам уже никто не сможет помочь. Но ночлег мы вам дадим, у нас есть свободные дома. Их хозяева не так давно нас покинули.

— Они ушли? Куда? — удивился Королл.

— К праотцам. — так же грустно, как и староста, ответил Тихомир. — Да и время от времени люди пропадают. Прямо в деревне.

Они вошли в дом и уселись за стол.

— Таяна! — позвал Бронислав. — Принеси гостям поесть, да выпить.

— Да, хорошо. — послышалось откуда-то, и маленькая энергичная старушка, укутанная в шали, стала накрывать на стол.

— Мы уже думали, что к нам никто уже и не придет. — стал снова говорить Бронислав. — Вы первые, кто пришел в деревню за долгое время.

— Раньше тут часто проходили путники или торговцы. Наша жизнь была легка и беззаботна. — сказал Тихомир. — Но с тех пор, как в наших леса завелось много волков, к нам уже никто не приходит, да и мы из деревни боимся выходить. Вы уж простите, но еды у нас немного.

— Волки? — спросил Съялти. — Это из-за них в лесу нет зверей?

— Думаю, что так. — вздохнул Бронислав. — Их должно быть очень много. В один прекрасный день наши охотники ушли в лес и не вернулись, а потом мы каждую ночь стали слышать волчий вой. К нам перестали приходить чужаки, всех овец и коров съели, у нас и осталось только что несколько куриц. Жить стало страшно, следующую зиму, наверное, никто из нас уже не переживет.

— Тогда надо что-то делать! — воскликнул Съялти. — Нельзя же все так и оставлять!

— А что мы можем? — спросил Тихомир. — Мы не знаем, как справиться с этой напастью, и помочь нам некому.

— Мы поможем! — ответил Съялти. — По пути сюда я смог наловить много рыбы в пруду, который между вашей деревней и соседней.

— У нас есть речка намного ближе. В ней тоже много рыбы. — ответил Тихомир. — Только вот все боятся даже днем покидать деревню. Это слишком опасно. Наши рыбаки давно уже сидят без дела, и мы их понимаем. Страшно.

— Тогда мы можем вас проводить. — сказал Одд. — Мы будем вас защищать, пока вы будете ловить рыбу.

— Вы молоды, но сможете ли вы сражаться? — Бронислав с недоверием посмотрел на Одда.

— В нашем селении принято обучаться сражению. — ответил Королл. — Будь ты хоть рыбак, хоть мельник, а оружие в руках уметь держать должен.

— Поэтому умеем мы сражаться. — добавил Сигурд. — С волками, тем более, нас драться учили тоже.

Бронислав и Тихомир переглянулись, и на их лицах появились улыбки. Староста и его помощник обрадовались тому, что они смогут раздобыть еду для сельчан. После ужина они проводили друзей в один из домов, где можно переночевать, а потом пошли поговорить с рыбаками, которые могли согласиться на следующий день отправиться к речке.

— Вам не кажется странным, что тут так сильно боятся волков? — спросил Одд, уже лежа в кровати. — Вряд ли их тут может быть так много, что сюда даже никто добраться не сможет.

— Это так. — ответил ему Сигурд. — Но дело не в том, что волков много. Стаями они же обычно ходят, потому их и должно много быть. Но вот только почему они тут так долго? Стаю ведь надо кормить, а в деревню они, я так понял, не заходят. Еда в лесу и окрестностях уже кончилась, как они могут быть все еще тут?

— Ну, может, и нет их уже тут. — сказал Съялти и сладко зевнул. — Папа говорил, что у страха глаза велики.

— И то верно. — подтвердил Королл. — Вот проводим их завтра до речки, они убедятся, что волков больше нет, и все будет хорошо.

По утру друзья снова пришли к старосте и тот за завтраком радостно им сообщил, что почти все рыбаки согласились и готовы отправляться сегодня к речке. Около ворот их встретили десяток мужиков с тележками, в которых были корзины и рыболовные сети. У каждого из них в руках были палки.

— От волков отбиваться ими что ли будут?! — удивился Съялти.

— Если поможет, то почему бы и нет. — откликнулся Королл, и они засмеялись.

Жители, которые не знали, в чем дело, с удивлением и недоверием поглядывали на весельчаков: для них смех стал уже непривычным и странным делом. Но пламяне были уверены, что волков в этих местах уже давно нет. Они думали, что скоро жители деревни поймут это и сами станут веселыми и жизнерадостными, а их проблемы с едой закончатся.

Опасения жителей не оправдались, а друзья убедились в своей правоте: волков они не встретили ни на пути к реке, ни на пути обратно. Рыбаки деревни знали свое дело и к вечеру все, кто покинул деревню, вернулись с большим уловом. Радостные селяне давно не ели так много еды и настроение у всех заметно поднялось. Пока Съялти и Королл беседовали со старостой и наблюдали за тем, как маленькие дети едят и веселятся, Сигурд и Одд обратили свое внимание на прекрасную девушку, которая приглядывала за детьми.

Затеяв свой обычный спор, они направились к ней.

— Привет! — сказал Одд. — Как тебя зовут?

— Братумила. — удивленно ответила та, не понимая, что от нее хотят незнакомцы.

— Твое имя достойно твоей красоты. — сказал Сигурд. — Я тут подумал, может захочешь ты этой ночью поглядеть на звезды? Уверен, этой ночью их красота уступать твоей не будет!

— Пойдем лучше со мной! — сказал Одд. — Я знаю, где растут красивые красные ягоды…

— У меня нет времени на ваши глупости! — разозлилась Братумила, которая, похоже, не поддерживала всеобщего настроения. — Мне за младшими братьями приглядывать надо, а не шляться по ночам неизвестно где! Если тебе так хочется, то можешь идти и смотреть на свои звезды, может волки тоже будут этому рады. А ты можешь пойти и съесть хоть все ягоды в лесу! Я не собираюсь ходить туда с тобой, чтобы травиться волчьими ягодами!

Высказав все, что думает Сигурду и Одду, Братомила фыркнула и ушла прочь, оставив ухажеров в недоумении.

— Смотрела она дольше на меня. — сказал все еще немного ошалевший Сигурд.

— Мне она больше сказала! — ответил ему Одд.

— Конечно, ты же больше не понравился ей, вот и грубостей побольше наговорила тебе. — усмехнулся Сигурд.

— Что это с ними? — спросил удивленный Тихомир, который ни разу не видел споров Сигурда и Одда из-за девушек.

— Это их любимая игра. — ответил Королл. — Поругаться из-за девушки.

— Не похоже, чтобы им было весело. — заметил Бронислав.

— Это так кажется. — усмехнулся Съялти. — На самом деле им очень весело!

— А вы уверены, что волки все еще тут? — спросил Королл. — Мы не встретили никого, пока шли к реке. Ночью не было слышно воя.

— Они воют редко. — ответил Бронислав. — И днем их редко тоже можно увидеть, но если встретить, то считай, что ты пропал.

— Надо пойти этой ночью и поглядеть на них. — задумчиво сказал Съялти.

— Да ты с ума сошел! — воскликнул Тихомир. — Они вас загрызут! Вы нам и так очень помогли, лучше просто уходите…

— Нет, мы не уйдем. — Королл поддержал брата. — Мы отправились в путешествие, чтобы сражаться и чтобы стать сильней. Мой отец говорил, что сражение ради сражения — это глупость, ведь в любом сражении есть победитель и есть проигравший. Бессмысленно становиться победителем или проигравшим просто так, ведь проигравший что-то потеряет проиграв, а победитель что-то отнимет и едва ли что-то приобретет. Зачем делать это просто так? Но вот если есть цель, то и смысл есть. Вы помогли нам, приютили и накормили. Теперь мы можем помочь вам, у нас есть на это право.

— Мы отправимся вчетвером в лес, может и поохотиться на них сможем. — сказал уверенно Съялти.

— Ага, только лучше разделиться по двое. Так их легче будет найти. Мы с тобой и Сигурд с Оддом. — добавил Королл.

— Почему? — не понял Съялти. — Мы же сильнее, не лучше будет нас разделить?

— Мне уже надоела их ругань. — сказал Королл. — А так они и присмиреют. Может быть.

Съялти рассмеялся, похвалив брата за хитрость.

Одд и Сигурд поддержали идею братьев. Немного поспав вечером, несмотря на все предостережения старосты и его помощника, друзья отправились в лес по двое. Ночь была холодной и темной из-за облаков, которые закрывали собой луну, и ее свет не падал на землю. Съялти и Королл просто шли вперед, держа оружие наготове и стараясь рассмотреть что-нибудь во мраке леса. Шелест листвы деревьев и кустов, слабый ветер и темнота — все, что окружало их в тот момент. Они молча шли и прислушивались ко всем звукам, но ничего подозрительного не было. Прошла половина ночи, когда братья вернулись обратно. Некоторые жители деревни ждали их и не спали. В их числе были и староста с помощником. Тучи стали уходить, и свет луны упал на деревню, когда братья подходили к ней. Они увидели обеспокоенные лица тех, кто их встречал.

— Ну что? — спросил Тихомир.

— Ни-че-го. — проговорил Съялти. — Там ничего нет. И никого.

— Мы сделали большой круг, но ничего не увидели. Пока луны не было, в потемках и следов не получилось поискать. — сказал Королл. — Может, и нет уже…

Не успел он договорить, как вдруг со всех сторон послышался вой. Волчий вой, по всему лесу. Протяжный, громкий, он вызывал ужас, из-за чего казалось, что он то далеко, то близко. Когда замолкал один волк, начинали выть еще двое, и они как будто бы приближались.

— Всем спрятаться в домах! — крикнул Бронислав тем, кто оставался на улице, и обратился к братьям. — Идемте! Они могут прибежать сюда!

— Прячьтесь, — сказал Съялти, — мы останемся тут.

— Не надо геройствовать! Вы можете погибнуть! — Бронислав задержался, все еще надеясь уговорить их пойти в дом.

— Наши друзья еще не вернулись. — сказал Съялти. — Даже если мы не пойдем их искать сейчас, то точно останемся тут, на случай если они придут. А уж пару волков мы победить сможем.

— Но вы же слышите: это не два волка! — Бронислав предпринял последнюю попытку уговорить их и уже был готов бежать в дом.

— Да, слышим. — уверенно и самодовольно ответил Королл. — Значит, это будет достойный противник.

— Ладно, — махнул на них рукой Бронислав, — если что, стучитесь, мы будем в доме.

Вой продолжался. Он становился то громче, то тише, но никого так и не появилось.

— Откуда, думаешь, они могут появиться? — спросил спустя какое-то время Королл, перехватывая от скуки копье из руки в руку.

— Да кто их знает. Тут откуда угодно можно попасть в деревню, их частокол и окопы никуда не годятся. — ответил Съялти и развернулся.

Они не двигались и не пытались куда-то идти. Только стояли на месте и все время осматривались вокруг себя. Это происходило долго, и братья уже со счету сбились, сколько времени прошло с тех пор, как начался этот вой, а он все не заканчивался. Начало светать, и скоро должен был начаться рассвет. Сигурда с Оддом все не было, и Королл со Съялти решили, что пора бы пойти их искать. Они постучались в дом, в котором был Бронислав, и сказали, чтобы селяне глядели в оба, а они пошли искать друзей. Но стоило братьям отойти от дома, как в воротах возникли Сигурд и Одд. Они поспешили к друзьям, а за ними выскочили сразу и Бронислав с Тихомиром.

Одд шел с трудом, опираясь на Сигурда.

— Что случилось? — Королл подскочил к ним и попытался подхватить Одда под руку, но тот не дался.

— Не, не надо. — сказал Одд. — Я просто вывихнул ногу.

— Да у тебя ж весь рукав в крови! — взволновано сказал Съялти.

— Она не моя, я просто подвернул ногу. — ответил Одд и прислонился к стене ближайшего дома, усевшись около нее.

На одежде Сигурда и Одда было много пятен крови, но рукав Одда был настолько ею пропитан, что она все еще капала с него.

— Ты уверен? — спросил Съялти.

— Ага, да. — ответил Одд.

— Что с вами случилось? — спросил подоспевший Бронислав.

— Ну… — Одд начал говорить, но тронув больную ногу, скривился от боли. — Волки и правда есть. Напали на нас неожиданно, я аж перепугался. Отскочил в сторону и на корень какой-то налетел. Вот и повредил ногу. До завтра уже пройдет все, но там было трудновато. Хорошо, что по одному не пошли. Без Сигурда порвали бы меня там после такой оплошности. А так от парочки зверей отбились.

— Много их там было? — спросил Тихомир, пораженный спокойствием Одда.

— Много. — сказал Сигурд и нервно выдохнул. — Мы от семи-восьми волков отбились, сюда пока возвращались. Вокруг другие постоянно бегали, но не решались нападать уже. Шли почти до самой деревни за нами.

— Гиблое это дело. — угрюмо сказал Тихомир. — Нам с ними не справиться. Лучше бы вам все-таки идти своей дорогой…

— Ну уж нет! — вскрикнул Одд и аккуратно стал подниматься на ноги. — Я за свою жизнь еще ни одному волку не проиграл! Я в это путешествие отправился не проигрывать, а побеждать!

Подступивший к деревне рассвет постепенно отгонял страх от нее, а крик Одда, становившийся громче с каждым словом, заставлял выходить из домов людей. Бронислав засмеялся.

— Давно я не слышал такой бравады! — радостно сказал он. — Пойдемте в мой дом. Тихомир! Нам с тобой надо бы собрать всех, кто у нас может хорошо соображать. Придумаем, как прогнать зверей от нашей деревни!

Тихомир сразу убежал звать людей в дом старосты, а Бронислав проводил друзей к себе и, только убедившись, что с Оддом все хорошо, тоже пошел звать жителей. Собралось много народа, и все стали обсуждать, что делать, предлагая разные идеи. Каждую идею долго обсуждали и постепенно отбрасывали, потому что ни одна из них никуда не годилась.

— Давайте сожжем лес! — вдруг выкрикнул один из жителей.

— С ума сошел?! — откликнулся Тихомир. — Мы вместе с ним и деревню сожжем! Да и что мы потом без леса будем делать? Где дрова брать? Куда звери вернутся?

— Да, и правда. Сжигать лес плохая идея. — сказал Сигурд.

Они с Оддом долгое время молчали и думали, так про них уже успели забыть, и все удивились, когда он начал говорить.

— Сколько в деревне есть лопат? — спросил Сигурд.

— Штук тридцать отыщем. — ответил Бронислав.

— А людей сколько, которые копать могут? И еще… Сетей рыболовных? — задал еще вопросы Сигурд.

— Мужиков двадцать, может больше, да десяток сетей. А что? Придумал что-то? — Бронислав не понимал, к чему ведет Сигурд.

— Мы можем выкопать ямы, положить туда сети. Волки туда попадутся, и там мы от них избавимся. — пожал плечами Сигурд. — Простые ловушки.

— Хороший способ. — подал голос Одд. — Но волки сами туда не полезут. Их надо чем-то заманить.

— Кто-то должен стать приманкой? — ужаснулся Тихомир.

— Ага, и в сетях с волками оказаться? Нет, это не подходит. — ответил Одд. — Заманить их лучше едой.

— Еще и еду на них тратить?! — воскликнул кто-то из толпы. — У нас ее не так много, чтобы волкам раздавать!

— Если не сделать так, то еда и так закончится. — напомнил ему Сигурд о том, почему в деревне мало еды.

— Верно, а если от волков избавиться, то и еды мы достать сможем! — послышался женский голос, и вперед вышла Братумила. — А может, и путники снова к нам приходить начнут.

— Мы сможем попросить помощи у соседей. — добавил Бронислав. — Я поддержу эту идею.

Идею Одда и Сигурда поддержали все. В тот же день началась подготовка. За три последующих дня были вырыты ловушки со всех сторон от деревни. Их забросали листвой, чтобы было не очень заметно, а посередине положили немного еды. Новые идеи и мысль о том, что кошмар закончится, подняли дух всей деревне, и ее жители с воодушевлением принялись за дело.

В первую же ночь в жители были вознаграждены за свои труды, и на утро все ловушки сработали и были полны пойманных волков.

— К утру мы поймали тварей тридцать, — заканчивал рассказывать историю Съялти своему сыну, — а потом забили их насмерть. Вилами, лопатами там, топорами. Че токо найти удалось. Улов-то какой был, ух! День за днем было как-то также, но волков попадалось все меньше и меньше. Мы понимали, что охота идет успешно, и их становится меньше, и вот, когда было поймано лишь пять волков, мы решили прекратить. Мы прожили с ними еще четыре дня, после покинули их и отправились дальше. Та девушка, что накричала на Сигурда с Оддом, подошла к ним в один из этих дней, поблагодарила за помощь и извинилась. Наверное, хотела намекнуть, что теперь она ими заинтересовалась, но когда они дружно ответили ей, что лишь выясняли так свои отношения, она снова послала каждого из них в разные, не менее неприятные каждому, стороны, накричала на них и была такова!

Закончив, Съялти усмехнулся и поднялся на ноги.

— Странные они. — вставил Кнут. — А Сигурд потом встретил другую?

— Кончено, это было много позже, когда... — начал Съялти, но вдруг издалека, со стороны селения раздался звук рога.

Это был тот самый рог, в который трубили, когда Травляне — враги Пламян, совершали нападение на селение. Съялти уже давно привык к этому звуку и запомнил его, не предвещающего ничего хорошего. Он не успел рассказать сыну о том, как Сигурд встретил свою жену, и сразу помчался в селение на выручку, взяв обещание с Кнута, что тот будет осторожен и подождет его за селением в безопасности.

У Съялти еще было время снова рассказать Кнуту историю про Сигурда и Софию, которую когда-то рассказывали мальчику, но которую Кнут уже забыл. А сейчас Съялти был доволен тем, что рассказал ему, как он с друзьями впервые за кого-то вступились и кому-то помогли. Это было их первое сражение, в котором они смогли защитить целую деревню.