Том 1    
Глава 10. Принцесса-бродяжка

Глава 10. Принцесса-бродяжка

Во время первой встречи Инис и Сигурда, Сигурд спросил ее отца, можно ли будет пару дней провести в селении у кого-нибудь дома, и Одд пообещал, что он найдет пару мест на всю семью Сигурда. Не прошло и недели, как Сигурд с маленькой дочкой Асой, которой было всего два годика, и женой Софией пришли в дом вождя погостить. В тот вечер собрались все четыре семьи, чтобы провести этот день вместе, повеселиться и отдохнуть. По просьбе Сигурда, Съялти выковал гуандао: оружие, которое было похоже на копье, но вместо наконечника у него было длинное лезвие. Они с Кнутом и принесли его, в качестве подарка другу, с которым так редко виделись. Королл, Свана и Адиния принесли пирожки с разной начинкой, которые пекла Свана, и которые знало все селение, потому что они были очень вкусными. Одд и Кайя, с помощью Инис конечно, передвинули в доме мебель, чтобы можно было разместиться большой компанией, и приготовили много угощений. А Сигурд, который привел жену Софию и дочку Асу, принес с собой разные побрякушки, с помощью которых показывал фокусы ребятишкам. Этим фокусам Сигурд научился в путешествиях, о которых он и его друзья, конечно же рассказывали в этот день. Одной из таких историй, которая была интересна не только детишкам, но и взрослым, стала встреча четырех друзей с Софией.

Это случилось, когда они решили повернуть назад, домой. Побывав в Доме Драконов, они поняли, что уже соскучились по своему дому. Они не были в родном селении уже больше двух лет. И когда Краснобород спросил их, куда они двинуться дальше, они дружно поддержали желание Съялти вернуться назад. Краснобород проводил их до ближайшей деревни в стране Речных Островов и попрощался с ними, рассказав Сигурду, как его отыскать, когда они снова захотят повидаться. Оттуда друзья планировали пройти через всю страну до самого ее севера, где Съялти хотел свернуть в сторону Пушистых гор и поглядеть на молнии во время снежной бури и грозящих драконов. Они прошли страну Речных Островов почти насквозь, пока шли в сторону Дома Драконов и не думали, что смогут найти в ней еще какие-то приключения, ожидая спокойное путешествие до самого ее конца. Но они ошиблись, и спустя несколько дней их спокойствие было нарушено.

В одной из деревень, куда пламяне заглянули, чтобы купить хорошей еды и пополнить запасы воды, они и встретили Софию. Молодая девушка уже несколько недель спасалась от своих преследователей, которые погубили всю ее семью, и теперь хотели избавиться от последнего члена семьи — от нее. Она мало ела и мало спала, ее силы были на исходе и отряд, который следовал за ней по пятам, почти сумел ее нагнать.

Когда она прибыла в деревню, где в этот момент находились друзья, пять человек уже успели увидеть ее и погнались за девушкой, которую только и оставалось, что схватить. В панике и страхе София, превозмогая усталость, сломя голову бежала прочь, стараясь затеряться среди людей, чтобы потом незаметно покинуть деревню, оставив потерявших ее из виду преследователей позади. Но враги не отставали, и она искала все большее и большее скопление народа, ныряя из одной большой толпы в другую. Так она и оказалась на рынке, где было больше всего людей. Однако, усталость все же взяла свое. Девушка врезалась в двух мужчин, что были у нее на пути, споткнулась и упала, порвав рукав на и без того уже истрепанном платье, и оставив на руке огромную ссадину. Она грязно выругалась на тех, с кем столкнулась, и стала с трудом подниматься. Потеряв всякую надежду на спасение, София поднялась и вытащила из ножен меч, чем привлекла к себе внимание всего рынка. Люди обернулись в ее сторону и застыли. А когда, расталкивая деревенских, пятеро мужчин нагнали ее, наступила тишина.

Именно в такой ситуации их и увидели четверо друзей, когда те предстали перед ними: девушка в богатой одежде, которая уже успела превратиться в лохмотья, и только меч в ее руке был таким же острым, как и тогда, когда она решила прихватить его с собой, убегая из дома. И пять мужчин, вооруженных до зубов, в темно-синих одеждах, со злыми лицами, взирающих на свою жертву. София твердо для себя решила, что если ей не удастся убежать, то она хотя бы погибнет с честью. Ее учили сражаться, и она была уверена в себе, когда между нею и врагами был ее меч.

— София Великолепная, дочь Алексея Смиренного, сдавайся по-хорошему, тебя будут честно судить! — выкрикнул один из мужчин, стараясь отдышаться.

— Так же честно, как моих отца, братьев, мать и дядю? — яростно откликнулась она, смерив презрительным взглядом преследователей. — Их просто убили! Не было никакого суда! Судить нас не за что! Если я умру, то здесь! Живой вы меня не возьмете!

— Как скажешь! — усмехнулся мужчина, и все пятеро с хищными улыбками достали оружие.

Те двое, с кем столкнулась София, были Съялти и Королл. Подумав о том, как плохо она отозвалась о них, и почесав за ухом, Съялти направился прочь. Его примеру последовали Королл и Одд, но Сигурд почти сразу их остановил.

— Мы должны помочь ей! — сказал он, придержав за руку Одда.

— Да ладно тебе, — отмахнулся Одд, вспомнив грубые слова девушки, — она же ясно дала нам понять, что мы ей сильно мешаем.

— Но мы же всегда помогаем! — воскликнул Сигурд, и все четверо остановились.

— Мы будем спасать каждую девушку, которая тебе нравиться?! — слегка раздраженно подразнил его Одд.

— Да дело не в этом! — огрызнулся Сигурд.

— А давай так, — Одд хитро улыбнулся, — если ты скажешь, что она тебе понравилась, я сейчас возьму, развернусь и пойду с тобой ей помогать.

— Да, хорошо, она мне понравилась! — ответил Сигурд, на редкость серьезно и необдуманно.

Съялти и Королл, не ожидавшие от него такой решительности и расслабленности, рассмеялись.

— Умеешь ты убеждать. — пожал плечами Одд, усмехнулся, хлопнул по плечу друга и действительно развернулся, идя с Сигурдом к девушке.

— Он решил ее защищать, потому что она ему понравилась, или он сказал, что она ему понравилась, потому что он решил ее защищать? — спросил Съялти, направляясь за друзьями.

— Давай будем считать, что и то, и другое. — смеясь, ответил ему Королл.

Все еще хихикая, они растолкали жителей, которые мешали выйти им к Софии, и встали по обе стороны от нее.

— Не хорошо нападать на одну впятером! — сказал Одд, под усмешки друзей. — Уравняем шансы!

— Мы тебе поможем. — сказал Сигурд, закидывая копье себе на плечо.

— Мне не нужна помощь, таких… — София окинула презрительным взглядом друзей. — Таких как вы.

— Ну, значит зря мы тут, пойдем. — пожал плечами Одд, и снова развернулся, чтобы уйти.

Но он медлил.

— О-одд! — протянул Сигурд, и его друг тут же встал на месте. — Ты же обещал.

— Ладно-ладно. — сказал Одд с улыбкой.

Одд вернулся и встал рядом с ним, как и до этого. От чего Сигурд рассмеялся.

— Да, давно пора размять наши старые кости! — Съялти потянулся и с радостью оголил свой меч.

— Не такие уж мы и старые. — откликнулся Королл.

— Но кости-то надо размять, давно уже мы не дрались! — ответил ему Съялти, и они рассмеялись.

— Хватит! — заорал один из врагов девушки. — Это не ваше дело! Проваливайте отсюда!

На лицах Одда и Сигурда загорелись самодовольные усмешки. Оба они были уверены, что врагам совсем не нравилось, что в их дела вмешиваются какие-то юнцы, и еще больше им не нравилось, что эти юнцы не воспринимают вражеский отряд всерьез.

— Ну уж нет! — не скрывая насмешки, ответил Сигурд. — Вы уже наши противники, так что теперь это наше дело. Даже если сейчас дама решит убрать меч в ножны, и убежать, мы вас никуда не отпустим. Вы будете сражаться!

— Делайте ставки! — вдруг выкрикнул Одд. — Кто из нас победит больше противников?! Кто быстрее победит в первом поединке?!

По тишине, окружившей их, он понял, что жители не понимают, что происходит. Друзья не так давно были в этой деревушке, и помнили, что ее народ любит повеселиться, и что тут часто устраивали азартные игры. А чтобы всем было спокойнее, Одд стал кричать, давая всем понять, что сейчас будет не простая резня, а очередное развлечение. Вскоре вокруг возник шум и улюлюканье, где жители стали кричать и требовать драки, выдвигая предположения о том, кто станет победителем.

Взбешенные наглостью молодых пламян, враги с яростью накинулись на них, и толпа взревела, наблюдая зрелище. Бой был быстрым. Несмотря на то, что друзья не ожидали, что их противники окажутся очень сильными, они все же быстро их одолели. Перекинувшись взглядами, они решили покинуть город как можно скорее, и оставив противников валяться на земле, нырнули в толпу. Сигурд схватил за руку ошалевшую Софию и повел ее за собой. Вскоре они оказались в лесу и стали бежать подальше от дороги, чтобы их было труднее преследовать, хотя и преследовать было уже некому. Все еще с улыбками и смехом, друзья переговаривались, вспоминая бой.

— Да, давно такого не было! — смеялся Съялти.

— А мы не слишком сильно их… — начал Королл, но Сигурд его перебил.

— Они же сами напали!

— Но это ты им сказал, что мы все равно с ними драться будем, даже если они не захотят! — откликнулся Королл, и все снова рассмеялись.

София, которая совсем не ждала победы в том бою, была в шоке и долгое время просто позволяла Сигурду вести ее туда, куда он хотел. Но спустя какое-то время она стала приходить в себя. Тогда она стала сопротивляться и попыталась вырвать свою руку у незнакомца.

— Отпусти меня! Хватит! — закричала она. — Чего вам надо? Куда вы меня тащите?

— Подальше от деревни. — ответил Сигурд не останавливаясь и не отпуская руки. — Подальше от тех, кто может на тебя напасть.

Испугавшись той наглости и легкости, с которыми сказал ей эти слова незнакомец, София позволила и дальше тянуть себя, перестав на время сопротивляться. Но вскоре она совсем выдохлась и уже просто не могла продолжать бежать, тогда и было решено остановиться и разбить лагерь до следующего дня.

У Софии были смешанные чувства относительно незнакомцев. Она была благодарна им за помощь в тот момент, когда ее жизнь должна была прерваться. Она устала, хотела спать и есть, но в тоже время она боялась тех, кто затащил ее в лесную чащу, неизвестно куда и неизвестно зачем. Она не доверяла им, как не доверяла и любому другому, после того, как ее и всю ее семью вероломно предали. Она села около дерева, в неудобную позу, чтобы не заснуть, но к ее удивлению, никто из друзей почти не обращал на нее внимания.

— Я же все правильно делаю? — спрашивал Съялти, помешивая будущую похлебку в котелке, под присмотром Сигурда, который уже давно учил его готовить.

Королл ходил и собирал хворост, а Одд расстилал тюфяки, на которых они собирались спать. Никому из них не было до нее дела. А если бы они хотели ее похитить, они бы следили за ней во все глаза. Воспользовавшись их невнимательностью, она тихо поднялась и пошла прочь.

— Если ты хочешь уйти, то хотя бы перекуси на дорогу! — услышала она сзади голос Сигурда. — Еда скоро будет готова.

Она подумала, что он все-таки следил за ней. То ли это, то ли его слова разозлили ее.

— Да кто ты такой, чтобы давать мне такие советы?! — яростно крикнула она в ответ.

— Я… Сигурд. — Сигурд растерялся, он не понимал, чем вызвана ее ярость.

— Да мне плевать, как тебя зовут! — откликнулась София и пошла к нему.

Она хотела знать, что произошло и происходит теперь, что им нужно от нее. Она была уверена, что они помогли ей неспроста.

— Я хочу знать, кто вы такие?! Что вам от меня надо! — кричала она, игнорируя слабость, шла к ним, крепко сжимая рукоятку меча в ножнах.

Но они не испугались и не потянулись к оружию, только уставились все вместе на нее, стараясь понять, что ей не нравиться.

— Мы — пламяне. — сказал Съялти, по обычной своей наивности полагая, что это ответ на все вопросы.

— Да и не надо нам от тебя ничего. — сказал Королл. — Сигурд попросил нас тебе помочь, потому что ты ему понравилась…

— Вообще-то, это Одд заставил меня это сказать! — Сигурд покраснел и ткнул пальцем в друга.

— Но ты же хотел ей помочь! — откликнулся Одд.

Услышав очередную мальчишескую перепалку, которую устроили друзья, София поняла, что они действительно говорят правду и ничего от нее не хотят. Слабость дала о себе знать, и девушка опустилась на колени и привалилась к стволу дерева. Сигурд тут же подбежал к ней, протягивая руки.

— Ты в порядке? — спросил он, но она резко отмахнулась от него.

— Руки убери! — огрызнулась она.

— Эм, ладно. — Сигурд растерялся и присел рядом. — Мы не хотим тебе зла. Я правда, просто хотел помочь… Если хочешь, можешь поесть и идти, куда тебе вздумается.

— У нее нет сил, — громко сказал Одд, который находился поодаль, — ей лучше с нами переночевать, а завтра отведем ее в ближайшую деревню. Там уже и пойдет, куда хочет.

К всеобщему удивлению, София в этот раз не стала противиться и согласилась. Но она была так же груба, как и ранее. За время, которое она провела в бегах, усталости и страхе, она ни с кем не вела себя хорошо. Она была все время раздражена и зла, и ей было от чего такой быть.

Еще несколько недель назад она была принцессой Великой Империи Воды. Империя находилась на юге и, вопреки предположению друзей, была не в море.

Дело было в том, что в той стране почти половина людей умели колдовством управлять водой, и это было обычным делом. Во время захвата власти мятежниками, всю ее семью убили, и только ей одной удалось спастись. С тех пор она и находилась в бегах, стараясь не попасться людям, которые задумали искоренить всю семью бывших властителей.

Хоть она так и не считала, Софии казалось, что она обязана четырем незнакомцам за свое спасение, и потому рассказала им, кто она такая, но взамен она требовала, чтобы и они рассказали ей, кто они сами. Друзья же, без тени сомнений, стали рассказывать ей о себе и своих приключениях. Ко многим их историям она относилась со столь же сильным недоверием, как и они к тому, что она была принцессой. Съялти, Королл и Одд все меньше и меньше старались с ней говорить в тот вечер. Им было неприятно ее обращение с ними, будто они какие-то бродяги и попрошайки, недостойные внимания «принцессы». София понимала, что это неправильно, и они этого не заслуживают, но привычка и нежелание признать свою неправоту, не позволяли ей говорить с ними как-то иначе. И только Сигурд игнорировал ее нападки, и спокойно продолжал с ней говорить, задавая свои вопросы, и отвечая на ее. Он же и пошел против мнения своих друзей, желавших избавиться в ближайшей деревне от девицы, которая была им столь неприятна. Он считал, что если уж за ней ведут такую охоту, то в следующий раз, когда ее найдут, у нее не будет шанса защититься, а значит надо научить ее сражаться.

— Я умею обращаться с мечем! — вспыхнула София и сделалась пунцовой от злости, а Одд усмехнулся при ее словах.

— Да у тебя в том бою просто выбили меч из рук, — сказал он, — ты даже удержать в руках его не можешь, не то что махать им.

София вспомнив об этом побледнела, но вскоре ее лицо снова покраснело. Теперь уже от стыда. Она ничего больше не говорила до того времени, пока все не легли спать. Но до самого сна она обдумывала все сказанные друзьями слова. Она заснула крепким сном на одном из тюфяков того, кто остался первым в дозоре.

Проснулась она только поутру, от звуков сражения. Холодная сталь сталкивалась раз за разом, звуки возни и веселый хохот напугали ее. София вскочила, и ее меч тут же оказался у нее руках. Ей понадобилось немного времени, чтобы осознать, что произошло.

Она проснулась последней, и только ее тюфяк был все еще на земле. Еще один повесили на ветку, чтобы солнце не мешало ей спать, а другие убрали. Королл и Одд тренировались, начав обычную для всех друзей схватку, в которой они отрабатывали удары и защиту. А Съялти с Сигурдом собирали вещи и готовили еду.

— Мне кажется пора! — крикнул Съялти Сигурду, и последний подскочил к котелку, откуда весело вырывался пар с невероятно вкусным запахом.

— Нет, еще немного надо подождать. — ответил Сигурд, попробовав содержимое котелка.

После этого он заметил растерянный взгляд девушки и подошел к ней.

— Я попросил их не будить тебя сразу, ты вчера выглядела очень уставшей. Если хочешь есть, поднимайся. Еда скоро будет готова. — сказал это он слегка отстраненно, но, как и прежде, без тени злобы, а потом снова пошел к котелку с едой.

— Сигурд! — София тут же его окликнула.

Он обернулся и посмотрел на нее, а у нее комок в горле застрял. Она обдумала вчера их слова и решила все же попросить их научить ее сражаться. А воспоминание о том, как они ее защищали, и тренировка Королла с Оддом только укрепили ее уверенность в том, что они знают, как это делать. Ей пришлось собрать всю волю в кулак и перешагнуть через свою гордость, чтобы сказать всего пару слов.

— Научите… Меня… Сражаться. — промямлила она. — Вы вчера были правы, у меня ничего не вышло. Меня учили обращаться с мечом, но я не так хорошо им владею, как вы.

Сигурд улыбнулся, и она подумала, что он сейчас будет смеяться над ней, и успела пожалеть о сказанном. Так было у нее дома, где ценили сдержанность и гордость, не прощали ошибки, а их признание считали слабостью. Но он не стал смеяться.

— Хорошо. — сказал он, и снова пошел к котелку.

Это сильно удивило Софию, которой было невероятно приятно услышать такой ответ, вместо ожидаемых насмешек. Это было впервые в ее жизни, когда она задумалась о том, насколько правильно, или может быть неправильно, жили люди, окружающие ее, когда она была принцессой. Завтракали все молча, пока Сигурд не сказал желание Софии, высказанное ею ранее. Она снова покраснела от смущения и стыда, но и на этот раз никто не стал издеваться.

— Так что, выходит, мы не спешим в ближайший город? — спросил Съялти.

— Может и не в город, но отсюда надо уйти как можно быстрее. Подальше от того места, где мы драку устроили. Мало ли кто еще захочет за ней погоняться. — сказал Одд, кивнув в сторону Софии.

Все были с ним согласны. Они все-таки посетили ближайшую деревню, но вопреки своим бывшим планам, София там их не покинула, а отправилась с ними дальше. Новой трудностью для нее стало то, что никто, кроме Сигурда, не хотел ее учить сражаться, из-за того, что она плохо относилась к своим спутникам.

— Я не буду ее ничему учить! — наотрез отказал Королл просьбе Сигурда.

Они шли по дороге и Сигурд, который знал, что никто из них не может научить так, как это мог сделать Королл, пытался его уговорить. Безуспешно. София плелась в нескольких шагах позади, пытаясь придумать, что же ей делать дальше и куда идти, но громкие слова Королла заставили ее вынырнуть из мыслей.

— Она относится к нам, как к грязи! — причитал Королл и пнул маленький камень на дороге ногой. — Как к этому камню под ногами! Чему может меня научить этот камень? Ничему! Потому что мне на него плевать!

С грустью девушка отметила, что сама виновата в таком отношении.

Шли дни. Сигурд, как и обещал, начал сам ее учить. Он показывал ей, как надо держать меч, как надо стоять, как двигаться. Она огрызалась и кричала на него, что ее уже учили, как правильно. Он же терпеливо ей объяснял, что ее правильно учили, но она делает неправильно, неправильно научилась. И они пробовали снова и снова.

Съялти, Королл и Одд не относились к Софии с теплотой, и она начала их побаиваться, думая, что они захотят сделать ей что-то плохое. Но они даже и не думали так поступать, а просто сторонились ее при любой возможности. С другими же людьми, которых они встречали или которым помогали, они были дружелюбны и открыты. С каждым днем София все сильнее стыдилась своего поведения и старалась все меньше говорить гадости спутникам. Вскоре она заметила, что и они уже не кидают на нее косые взгляды, иногда просят ее помочь, или предлагают свою помощь. Так было до тех пор, пока однажды утром девушка не проснулась, и перед завтраком не попросила прощения за все, что говорила она с тех пор, как встретила их. Друзья рассмеялись, и она почувствовала злобу. Ей показалось, что вот они, теперь решили поглумиться над ней, но слова Съялти снова развеяли неверные мысли.

— Если ты не будешь продолжать, то мы и обижаться не будем! — сказал он с улыбкой и, не говоря больше ни слова, стал есть.

Они были совсем не такие, как те люди, среди которых росла София. Они не делали что-то за плату или то, что считали плохим. Они помогли ей просто потому, что им этого захотелось, и ничего не требовали взамен. Так же они поступали с другими. Она и сама не заметила, как ее бегство, с нервами, страхом и усталостью, сменилось приятным спокойствием в солнечные дни или дождливые вечера. Рядом с ними она больше не испытывала тревогу, или острое желание бежать куда-то, куда-то далеко, чтобы ее не нашли. Ей больше не нужна была красивая еда, удобная кровать, и всеобщее признание ее величия. Теперь ей было достаточно того, что у нее есть несколько друзей, которые не гонят ее прочь, не отказываются от ее помощи, и ей в помощи не отказывают.

— Ты все делаешь неправильно! — сказал Королл, однажды объявившись на их с Сигурдом тренировке.

София закатила глаза к небу, потому что ей уже надоели эти слова, которые она слышит изо дня в день. Она повернулась к Короллу и уткнула в бока руки, собираясь высказать ему все, что она о этих словах думает, но, к удивлению, обнаружила, что он говорил их не ей, а Сигурду.

— Ты уже несколько недель пытаешься научить ее основам, а она все еще с трудом может удержать меч при ударе. — говорил Королл. — Хватит потакать ей. Ты ее учишь, она — твоя ученица, значит должна делать, что ты ей скажешь!

Сигурд лишь пожал плечами: София первая, кого ему приходилось учить. Поэтому он и просил Королла учить ее, потому что сам понимал, что у него мало опыта в этом. Сам Королл часто учил в селении сражаться тех, кто просил его. Он был одним из лучших, и, кончено, его просили научить. Он был слишком скромным, чтобы отказать, но обучая, становился открытым и с твердыми намерениями, доводя до лучших результатов мастерство ученика в том, что у того никогда не получалось. Впрочем, многие девушки в селении думали, что он не скромный, а просто скрытный, загадочный. В нем видели отличного воина, красивого, дерзкого. Именно дерзкого. Разве он не мог быть таким, если он в компании Одда и Съялти? Потому он нравился девушкам, и от того просьбы к нему научить обращаться с оружием были все чаще и чаще.

Как только Королл стал помогать Сигурду обучать Софию, она сразу почувствовала разницу. Стало тяжелее, но и пользы такие уроки приносили больше. Теперь не было той легкости и радости, которую она испытывала при уроках Сигурда, были труд и упорство. Больше Королла, меньше Сигурда. В какой-то момент она поняла, что это стало ее расстраивать. Как только она смогла подружиться с пламянами, ей стало легче на душе, но именно рядом с Сигурдом она чувствовала себя спокойнее всего. Именно он оставался спокоен и дружелюбен с ней, когда она была раздражена и зла. Именно он всегда помогал ей, когда она просила. Именно он решил защитить ее, когда ей это так сильно было надо. Рядом с ним она всегда чувствовала себя защищенной, что он не даст ее в обиду, всегда будет рядом и поддержит, всегда будет на ее стороне. Все это заставляло ее думать, что он — самый особенный человек в мире, и она, не заметно для себя, стала влюбляться в него. Она старалась ему помогать, делать с ним что-то, находиться рядом, даже когда это не требовалось. С удовольствием и смехом слушала его истории, в которые совсем не верила. София никогда не видела ни эльфов, ни гномов, ни драконов, и считала их сказками, так же, как и существование богов и демонов. Когда Сигурд согласился научить ее готовить, она поняла, что ей это нравиться. Не готовить еду, а именно то, что он учит ее. Но больше всего ей нравилось, когда он звал ее по имени.

— Мой отец звал меня Соня. — сказала София слегка поморщившись. — Мне никогда не нравилось это имя.

— А мне кажется оно красивое. — тихо ответил Сигурд. — Под стать твоей красоте...

— Правда? — София растерялась, но было видно, что ее очень обрадовали его слова.

— Правда-правда! — заверил ее Сигурд, с нежностью смотря на нее.

Сейчас он, сам того не замечая, наслаждался ее тонкими чертами лица, отведенными в сторону бледно зелеными глазами и бегающими по плечам огненно-красными волосами, которые наполнялись светом костра и будто горели вместе с ним.

Они вдвоем остались у костра поздно вечером, готовить еду. Прошло уже много времени, как София присоединилась к друзьям, и компания почти дошла до Пушистых гор. Девушка уже по уши влюбилась в своего друга и бегала за ним везде и всюду, в попытках как можно больше времени проводить с ним. Она уже поняла, что влюбилась, но не знала, что с этим делать, ведь раньше такого с ней не случалось. Окруженный ее вниманием Сигурд и сам быстро влюбился в нее, но так же, как и когда-то с Кайей, просто боялся, что снова будет отвергнут, и что она совсем его не любит. Так они долго пребывали в нерешительности сказать об этом друг другу, каждый из них видел только свою любовь, и за ней не видел любви второго. Зато трое других прекрасно видели, что стало происходить с их друзьями. Сперва они порадовались за этих двоих, потом тихо смеялись над их нерешительностью, а потом это стало их раздражать. Когда разговор с Софией заходил о Сигурде, она краснела и становилась рассеянной, иногда такое случалось и с Сигурдом. Так что с тех пор, когда это все началось, вся компания даже несколько раз осталась без еды, испорченной из-за рассеянности или невнимательности Софии или Сигурда.

Одд, Королл и Съялти долго ходили по округе уже даже не собирая хворост, а просто ожидая, пока их друзья насладятся обществом друг друга, в надежде, что эти двое расскажут друг другу о своей любви. Но их надежды были тщетны. Одд был злой и голодный, после испорченной по утру еды, и теперь хотел, чтобы она сварилась хорошо, но долгий разговор Сигурда с Софией, заставлял его думать, что и в этот раз еда будет испорчена. В ночной темноте троих друзей было незаметно, зато было очень хорошо слышно, как у Одда громко заурчало в животе от голода. Тогда он решил первым нарушить идиллию юноши и девушки, сразу выйдя на свет костра со словами о том, как он хочет есть. А за ним из темноты вышли и братья. Почувствовав запах гари из котелка, Одд разразился страшным криком.

— Как же вы двое мне надоели! Я хочу есть, а вы снова можете испортить еду! Постоянно что-то у вас валиться из рук, постоянно что-то портите! Вечно у нас какие-то проблемы, когда вы двое рядом! — кричал он, бросив хворост себе под ноги и махая руками. — Сигурд любит тебя София и хватит вздыхать, краснеть и ронять все из рук, когда вы рядом или мы говорим о нем! Да, Сигурд, она тоже тебя любит! Приди уже в себя и возьми себя в руки! Вы снова спалите всю еду! Я! Хочу! Есть!

Рассмеялись не только взрослые, но и дети, слушающие слова Одда, которыми он заканчивал эту историю.

— И знаете что? — сквозь смех сказал Одд, закидывая в рот один из пирожков Сваны. — Они все-таки спалили тогда наш ужин! Они совсем растерялись после моих слов, и Съялти пришлось готовить еду заново.

Весь дом залился смехом.

— И все-таки твои крики помогли нам. Это было правильное решение, как потом оказалось. — сказал Сигурд. — Нам с Соней стало как-то… Легче, что ли.

— Хотя после этого еще пару дней они боялись подойти друг к другу. — засмеялся Королл.

— А вы увидели бурю с молниями? — спросил Кнут, которому все еще было интересно, как это было.

— О, да. — ответил Съялти. — У нас тоже так бывает, когда идет снег иногда бьют молнии. Но там было их больше. Сильная метель, почти ничего не видно, и молнии бьют с небес! Одна за одной! Во как!

— И вы видели там драконов? — спросила Инис.

— Вообще, в первый раз мы их там встретили еще до того, как попали в эту бурю. — сказал Одд. — Это как раз были те самые, которых местные жители звали грозящими.

— Точнее он был один. — поправил друга Сигурд. — Соня тогда сильно перепугалась, она впервые видела дракона.

— Да, я тогда выхватила меч, и трясущимися руками стала размахивать им перед собой. — сказала с улыбкой София. — А он в ответ стал рычать.

Она состроила грозное выражение лица и зарычала, пугая детей.

— «Убейте его скорее! Пока он нас не съел!» Кричала она. — Сигурд стал со смехом передразнивать жену. — Раньше мы бы так и сделали, но теперь мы уже знали, что с драконами не только сражаться можно, но и говорить. Поэтому мы опустили ее меч, и заставили ее убрать его в ножны. А после просто сказали дракону, что мы не враги и просто хотим пройти мимо. Нам слабо верилось, что он и правда нас послушает, и мы были удивлены, когда он кивнул и ушел прочь.

— А после они нас спасли! — добавил Съялти. — Как раз, когда началась буря, гром и молнии пробудили снежную лавину на верхушке горы, и она понеслась прямо к нам. Мы побежали, но от нее было невозможно спастись. Слишком быстрая и большая она была. И тогда молния ударила в Сигурда, потом в меня, потом в Одда, в Королла и в Софию. Точнее мы думали, что это молнии, а на самом деле это были грозящие, которые поймали свои молнии и подхватили нас, унося прочь от страшной гибели. Мы попросили их отнести нас на западное подножие Пушистых гор, откуда было ближе топать к селению, и они мигом принесли нас туда.

— Мы попрощались с ними, как с друзьями. — добавил Одд. — И отправились снова в путь, в сторону дома.