Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
dheryrjb
15.11.2019 13:44
В тексте присутствуют странные символы. Для примера: <i>мелодию</i>
dullahan4343
13.10.2019 23:35
Эх, никто не хочет коментить((

Глава 6 Разговоры под дождём

Вы никогда не замечали, что когда вам грустно на улице идёт дождь? Идёт ли он от того, что вам грустно или же вам грустно от того, что он идёт? Вот и Тэрса интересовал ответ на этот вопрос. Вчерашняя ночь, или даже правильнее будет сказать сегодняшнее очень раннее утро, не оставило после себя ничего кроме воспоминаний. Хоть парень уже и был морально готов покинуть это место, но с каждой секундой груз на сердце становился всё больше. В мыслях проносились варианты о том, чтобы просить учителя отменить своё решение. Мысли эти не западали надолго и быстро отгонялись, но через некоторое время возвращались назад и всё повторялось.

Багаж с немногочисленными вещами уже был собран в кожаный мешочек, который привёз Джозеф. Мешочек этот был настолько мал, что казалось, будто в него может поместиться только пару монет, не более. Однако туда уместились все вещи паренька. Джозеф сказал, что это называется «Сумкой Ории». Об Ории Тэрс знал очень мало, а те крупицы информации, что были — это лишь краткие заметки из книг учителя.

— Всё готово к отправке, парень.

— Да, дядя Джозеф.

— Не переживай ты так. Ты же не навсегда уходишь, да и с волчарой ещё не раз увидишься.

Эти слова нисколько не приободрили его, но всё же на сердце стало чуть-чуть легче.

На поляне с каретой уже стоял Игрэс, поглаживая крылатых лошадей. Дождь, идущий с самого утра, похоже ничуть его не смущал.

— Вол… кхм… Игрэс!

— А… вы уже здесь, — на удивление подавленно проговорил он. — Мальчик мой, здесь наши пути расходятся, но мы ещё обязательно встретимся.

Подойдя почти в плотную к учителю, Тэрс пал на левое колено, левую руку он завел за спину, а правую приложил к сердцу.

— Учитель единожды — учитель навсегда. Этот ученик безмерно горд таким учителем.

— Тэрс, поднимись. Я уже много раз говорил — мужчина не должен так просто преклонять колено.

— Да, учитель! — поднимаясь с колен, он всё так же не отводил взгляда. — Но пред вами я буду преклонять колено всегда! За вас я без раздумий отдам свою жизнь.

— Очень громкие слова для такого юнца, мой мальчик. Тебя ждёт очень длинное путешествие. Найди свою «звезду» и… изредка навещай старика.

Удивительно, как дождь влияет на людей. Мальчик, никогда не дающий волю своим эмоциям, сейчас сдерживался из последних сил. Дождь — это прекрасная вещь скрывающая многое.

— Учитель! У меня… у меня есть к вам просьба!

— Да? И какая же?

— Не могли бы вы наклониться?

— Да, кончено, но зач…

Стоило Игрэсу отпустить голову, как Тэрс пришёл в движение. Обняв его, он лишь легонько, еле слышно, шмыгнул.

— Спасибо за всё, отец. Я… я буду стараться, чтобы ты мной гордился!

— Глупый. Я уже тобой горжусь. Я не заслуживаю такого сына.

Поддавшись чувствам, Игрэс стиснул парня в своих объятиях. Прижатый к груди, Тэрс почувствовал, как тот слегка дрожит. Отпустив друг друга, Игрэс лишь коротко посмотрел на Джозефа.

— Да, я знаю, старина!

Этого ответа, видимо, хватило Игрэсу. Лишь кивнув, он отошёл. Сидя в карете, Тэрс махал своему стоящему под дождём отцу, пока тот не скрылся из виду.

Серые тучи заполнили всё, и речь идёт не только о небе.

— Если честно, я думал ты будешь куда более… более расстроенным.

— Знаете, дядя Джозеф, прямо сейчас я в смятении. Даже забавно, насколько погода снаружи соответствует этому. Хоть я и расстроен, учитель считает, что так будет лучше, а значит и я тоже должен так думать.

— Хорошего же ученика он себе выбрал. Эм… ну, волчара говорил тебе, куда и зачем мы направляемся?

— Нет! Учитель сказал, что вы мне всё расскажите.

— Хм… хорошо.

По лицу Джозефа было видно, что он собирает и упорядочивает мысли. Помолчав немного, он забросил ногу на ногу и слегка наклонился к своему слушателю.

— Как много тебе известно о мире?

— О мире? Вы имеете виду то, что за пределами острова?

— Да! Что там происходит, какие расы его населяют и все прочее.

— Думаю… я ничего не знаю.

— Бесполезный волчара… но в принципе, этого я и ожидал. Тогда давай я кратенько расскажу. Времени у нас много, так что слушай. В настоявшее время мир претерпевает своего рода перерождение. Несколько лет назад закончилась война, война в которой я потерял не только руку. Маг, развязавший эту бойню, был поистине устрашающим противником. Настолько, что 5 рас объединились для его устранения. Дакри — превосходные убийцы, но никто из них не смог даже подобраться к нему. Химесы обрушивали на него всю мощь своих машин, но даже не могли оцарапать. Фэлои сотнями сотворяли мощнейшую магию, но не один из них не достиг своей цели. Крэйхи, славящиеся своей стойкостью и прочностью, сметались лишь от одного его взмаха. Ну и мы — Мираксы, обладаем способностями к зачарованию, чем и помогали другим, но даже зачарованное снаряжение с ним не справлялось. После бесчисленных смертей, главы 5 рас объединились. Результатом была группа уничтожения. Туда входили по 3 представителя от каждой расы. И мы с Игрэсом были представителями от Миракосв.

— Что?! — парень не смог скрыть своего удивления и даже вскочил с места. — Учитель — это ладно, но вы тоже?

— Ах ты ж мелкий… Хех, думаешь, я слабее этого волка буду?

— Да! — не раздумывая ни секунды, ответил тот.

— Хэхэхэ, значит нас ждут весёлые деньки, — слегка зловеще и со странной с улыбкой, ответил парню Джозеф. — В любом случае, позволь я продолжу. После вторжения многие из нас были убиты, а многие ранены. Спасая Игрэса от Пэйха я и потерял свою руку.

— Дядя Джозеф, а кто этот «Пэйх»!

— Одна из 3-х рас, которые были на стороне мага, а ещё на его стороне были Гэказы и Дийсы. Так вот, до его тронного зала дошли семеро. Идя туда, мы все верили, что сможем его одолеть, но как только оказались рядом с ним, поняли, что пропасть меж нами слишком велика. Это была сила человека, способного страхом сплотить 5 рас на протяжении многих лет. На самом деле, я даже не знаю, как описать то, что произошло. Посреди боя, он упал на колено и схватился за голову, а потом лишь… лишь смех доносился из-под его шлема. Жутковатое зрелище, знаешь ли. После чего лишь щелчком пальцев, он перенёс нас за пределы замка. Всех, кроме Игрэса. Что там произошло — я не знаю, но замок пропал, а вместе с ним и Игрэс. По возвращению, все выжившие из нашего отряда были признаны героями, а Игрэсу присвоен титул святого мечника, ведь, по всей видимости, он и уничтожил мага.

— Посмертно?! Но… но учитель же жив и здоров.

— Да, ты прав, и об этом знают лишь двое! Я и ты! Не знаю, зачем ему это делать, но, видимо, у него есть причины не «воскресать».

— Ясно. Дядя Джозеф, а какую магию он использовал?

— А вот на этот вопрос я не смогу дать полного ответа. Понимаешь, он использовал магию, аналогов которой я не видел и по сей день. А магия, знаешь ли, с тех пор шагнула далеко вперёд. Его атаки были… Не знаю даже. Превосходными во всех смыслах. На самом деле его даже магом сложно было назвать. Ни в ближнем бою, ни в скорости он не уступал лучшим, да и ко всему этому, его снаряжение было сплошь исписано небесными Грэмами. Не представляю, что пришлось сделать этому волчаре, чтобы одолеть того монстра.

— Дядя Джозеф, а…

— Тэрс, прошу, прекрати меня называть «дядей Джозефом». Отныне, так как ты под моим крылом, зови меня… Дай-ка подумать. Зови меня просто Джозеф. Ну же, попробуй.

— Кхем… Джо… Джозеф, — по лицу Джозефа расплылась улыбка. — Я не слышу ненависти в голосе, когда вы говорите об этом маге. Разве он не причина множества страданий?

— Понимаешь, пока не было «его», все расы грызлись меж собой. Причиной могли быть как оскорбление бога, так и обычная сора богатеньких детишек. Все презирали всех, но когда объявился он — ситуация поменялась. Всего за год всё под небесами дрожало пред ним. И верхам пришлось объединиться, а значит и простым гражданам тоже. Перед лицом общего врага, так сказать.

— Хм… значит сейчас нет «грызни» меж расами?

— В принципе, думаю, можно сказать, что нет. Все живут в мире.

— Даже те, что были на стороне мага?

Похоже этот вопрос что-то задел внутри Джозефа. Ненадолго замолчав, он всё же ответил.

— Что касается их… им живётся не так хорошо, как другим.

— Понятно.

Тэрс прекрасно осознавал, что если есть победители, то есть и проигравшие. Так было и так будет всегда, но осадок всё равно никуда от этого не денется.

— С тех пор прошло 9 лет. Города отстроили, магия шагнула далеко вперёд за счёт обмена информацией меж расами. Мы летим в столицу Мираксов — Канэм. В нём три действующие силы: дворец, церковь и небесная академия. Дворец представляет нынешний король — Менис ро Арфандийский — второй сын предыдущего короля. Церковь находится в руках «Папы» — Инкиса. Небесная академия же управляется великолепным, щедрым, умным, красивым и просто прекрасным человеком. Разрешите представиться, Джозеф ро Арфандийский собственной персоной.

— Ого, Джозеф, так вы оказывается кто-то важный!

— Эх, а я ожидал произвести, куда большее впечатление. Ну ладно. Итак, про расы рассказал, про мага рассказал, про власть в Канэме рассказал, что же ещё…

Джозеф задумчиво и усердно тёр свой подбородок, пока что-то за окном не привлекло его внимание. Прижавшись к окну, улыбка расцвела на его лице. Тэрс, который внимательно слушал его, стараясь не упускать ни единой мелочи, был немного озадачен такой резкой сменой векторов интереса. Мужчина плавным жестом предложил посмотреть в окно.

Взору парня предстали бескрайние поля, леса и озёра, озаряемые уже угасающем солнцем. Закат делал всё настолько прекрасным, что Тэрс позабыл обо всём, а в это время за его спиной раздалось тихое.

— Добро пожаловать, Тэрс!